Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Режим Пак Чонхи (2): Введение системы юсин (17.Х.1972 —26.Х.1979)

В начале 1970-х в мировой стратегии США и их политике в Корее произошли крупные изменения. Соединенные Штаты, озабоченные ростом антивоенных настроений внутри страны и экономическими проблемами, вызванными крупномасштабным участием в войне во Вьетнаме, в августе 1970 г. начали обсуждать вопрос о сокращении своих вооруженных сил в Корее. Президент США Ричард Никсон, стремясь уменьшить напряжение в отношениях с коммунистическим блоком, 25 июля 1969 г. провозгласил «доктрину Никсона», 7 апреля 1971 г. открыл «пингпонговую дипломатию» (т.е. спортивные обмены, постепенно ведшие к налаживанию межгосударственных отношений) с коммунистическим Китаем и 17 февраля 1972 г. посетил Пекин. В корейской политике «доктрина Никсона» предполагала отвод американских сил из Южной Кореи, переговоры между Севером и Югом как предварительное условие для дальнейшего предоставления американской помощи и осуществление «политики двух Корей».

В ответ на эти изменения Верховное народное собрание КНДР приняло ряд решений по укреплению системы Ким Ир Сена, вооружению всего народа и строительству укреплений по всей территории страны и провозгласило «Предложения по национальному спасению из восьми пунктов» (Пхалъханмок кугук панан), которые включали: вывод американских войск; сокращение вооруженных сил как Южной Кореи (более 600 тыс.), так и Северной Кореи (более миллиона) до численности ниже 100 тысяч солдат у каждой стороны; отмену договоров Южной Кореи с США и Японией и достижение национальной самостоятельности (чаджугвон) проведение общих выборов на Севере и Юге и создание объединенного центрального правительства; обеспечение свободы политической деятельности на Севере и на Юге; установление переходной конфедеративной системы; обмены в экономической, культурной и социальной областях; открытие политических переговоров между Севером и Югом и т.д.

Режим Пак Чонхи тоже отреагировал на изменения в международной ситуации, предложив 12 августа 1971 г. организовать движение за воссоединение разделенных семей через южнокорейский Красный Крест, что встретило на Севере положительный отклик. В Пханмунд-жоме было открыто постоянное бюро для межкорейских контактов, установлена прямая телефонная линия между Сеулом и Пхеньяном, и проведены несколько предварительных встреч представителей Красного Креста. Затем, после секретных переговоров между высокопоставленными чиновниками Севера и Юга, 4 июля 1972 г. в обеих столицах было одновременно опубликовано совместное заявление.

Что касается внутреннего положения, то этот период правления Пак Чонхи в Южной Корее характеризовался сильной инфляцией, постоянным ухудшением платежного баланса страны на международной арене и застоем экономики. Это привело к активизации выступлений протеста городской бедноты, одним из которых было, например, восстание жителей нескольких районов города Кванджу провинции Кёнгидо в августе 1971 г. Произошло и несколько актов самосожжения. Самым известным из них стало самосожжение 13 ноября 1971 г. ткача с рынка Пхёнхва в Сеуле Чон Тхэиля (1948-1970). В такой обстановке не было ничего удивительного в том, что на президентских выборах в апреле 1971 г. 43,6% избирателей поддержали кандидата оппозиции Ким Дэджуна, а на выборах в Национальное собрание 25 мая 1971 г. его Новая демократическая партия получила 89 мест по сравнению с 44, которые имела до выборов. Результаты выборов вызвали беспокойство администрации Пак Чонхи.

Стало очевидно, что любые попытки продлить пребывание Пака у власти на четвертый срок с помощью еще одной конституционной поправки обречены на провал. Изменения в международной ситуации означали, что идеология «государственной безопасности», основанная на логике холодной войны, начала терять свое легитимирующее значение для режима. Кроме этого, улучшения в отношениях между Севером и Югом сделали для Пак Чонхи затруднительным продолжение политики «вначале — развитие, потом— воссоединение» и начали обессмысливать Закон о национальной безопасности и работу разведывательных агентств, на которые опирался режим. Вместе взятые, эти разрозненные факторы стали причиной возникновения чувства кризиса у Пака и его хунты.

Начав, с одной стороны, предварительные переговоры с Северной Кореей по линии Красного Креста, администрация Пака, с другой стороны, объявила 6 декабря 1971 г. «общегосударственное чрезвычайное положение», по которому наиважнейшим приоритетом правительственной политики объявлялось обеспечение безопасности государства. Было заявлено, что администрация не допустит никаких угрожающих государству социальных волнений, и был выдвинут призыв устанавливать новую систему ценностей, центром которой должна стать национальная безопасность. Режим проигнорировал отчаянные протесты оппозиционеров и 27 декабря 1971 г. на внеочередном собрании Национального собрания принял закон «Об особых мерах по защите государства». Этот закон задним числом легализовал декларацию 6 декабря об «общегосударственном чрезвычайном положении» и предоставил президенту широкие чрезвычайные полномочия, включая право замораживать зарплату и цены, мобилизовать человеческие и природные ресурсы страны, ограничивать публичные собрания и демонстрации, контролировать печать и общественные организации, перераспределять бюджет.

Продолжая переговоры с Северной Кореей в ходе первого раунда официальных встреч представителей Красного Креста, начавшихся 29 августа, и на первой совместной встрече председателей координационных комитетов Севера и Юга, начавшихся 12 октября 1972 г., режим Пака вместе с тем предпринял дальнейшие меры по абсолютизации своей власти. 17 октября он неожиданно распустил Национальное собрание, объявил о введении во всей стране военного положения, отправил на каникулы учащихся всех университетов и ввел цензуру для газет, радио и телевидения. Эти меры Пак Чонхи назвал «октябрьской реставрацией» (столь юсин). Затем он подготовил текст «Конституции юсин», добившись его ратификации с помощью национального референдума 21 ноября 1972 г. Эта конституция предполагала непрямые выборы президента через коллегию выборщиков под названием «Национальный совет по объединению» (Тхониль чучхе кунмин хвеый). 23 декабря 1972 г. на восьмых по счету президентских выборах в южнокорейской истории этот орган переизбрал Пак Чонхи — единственного кандидата.

В новой «Конституции» говорилось, что «граждане осуществляют свои основные права через своих представителей или через национальные референдумы», что позволяло режиму Пака легализовать свои действия через национальные плебисциты, результаты которых было легко контролировать полицейскими мерами или путем фальсификаций. Эта конституция наделила законным статусом ограничения на права трудящихся и разрешила президенту вводить чрезвычайные меры. Она также сильно ограничила основные права человека, отменив гласные слушания по применению ареста в качестве мере пресечения для обвиняемых в судах и разрешив осуждение на основании признаний обвиняемых.

У законодательных органов было изъято право контролировать деятельность исполнительной власти, и им было разрешено собираться только 150 дней в году1. Кроме того, одну треть членов Национального собрания назначал сам президент. Последствием стало существенное сокращение полномочий законодательных органов, которыми президент мог теперь легко манипулировать. Судебные органы также потеряли свою независимость. Президент имел полномочия назначать всех судей, а компетенция Верховного суда проверять конституционность законов и действий была передана в конституционный комитет.

Президент не только получил практически полный контроль над всеми тремя ветвями власти, отныне его выборы осуществлялись не прямо, а через Национальный совет по объединению. Срок президентства был увеличен до 6 лет, без ограничения количества сроков. В реальности Конституция юсин сделала Пак Чонхи пожизненным президентом.

Пока Пак устанавливал систему юсин, переговоры между Севером и Югом продолжались, хотя и с небольшими успехами, но они были приостановлены Севером 28 августа 1973 г., после похищения из Японии Ким Дэджуна2, возглавлявшего движение против системы юсин. В самой Южной Корее набирало силу возглавленное известным протестантским журналистом и общественным деятелем Чан Джунха (1918-1975) петиционное движение за пересмотр «Конституции юсин», в котором приняло участие свыше 1 млн. человек. Ответной мерой Пак Чонхи стало провозглашение девяти чрезвычайных мер, которые запрещали любую критику «Конституции», любой призыв к ее пересмотру или отмене и любые инициативы, предложения или просьбы ее изменить.

И все же движение против «Конституции юсин» продолжалось, и Пак Чонхи не оставалось ничего, кроме как принимать против его участников жесткие меры, о чем свидетельствует, например, «инцидент с Общекорейским союзом демократической молодежи и студентов» (Чонгук минджу чхониёи хаксэн чхон ёнмэн) в апреле 1974 г.3 или приказ о временном закрытии (хюгёрён) университета Коре в Сеуле, студенты которого шли в первых рядах борьбы против диктатуры. 12 февраля 1975 г. режим Пак Чонхи провел еще один общенациональный референдум по вопросу о «Конституции юсин». В нем приняли 79,8% имеющих право голоса граждан, и (по официальным данным) 73,1% из них, в обстановке репрессий, полицейского контроля и отсутствия гарантий тайны голосования, проголосовали за «Конституцию»4. Активно выступали против «Конституции юсин» интеллигенция и деятели оппозиции. Об этом свидетельствуют, например, декларация от 18 ноября 1974 г., подписанная 101 членом Ассоциации писателей за осуществление гражданских свобод (Чаю сильчхои мунин хёбыйхве), или «Первомартовская декларация за спасение нации» от 1 марта 1976 г., подписанная Ким Дэджуном и рядом видных политических и религиозных деятелей страны. В водовороте всех этих событий шестилетний срок пребывания Пак Чонхи на посту президента истек. 21 декабря 1978 г. Национальный совет по объединению вновь избрал его президентом на тот же срок.



Puc. 27. Номер центральной газеты «Чосон ильбо» за 13 мая 1975 г., где опубликован указ Пак Чонхи о «чрезвычайной мере № 9», по которой запрещалась не только критика «Конституции юсин», но и публикация репортажей о фактах такой критики в печати. С помощью тоталитарных мер Пак Чонхи надеялся создать систему пожизненной власти, сильно напоминавшую уже оформившуюся к тому времени пожизненную диктатуру Ким Ир Сена в КНДР. Но его надеждам не суждено было сбыться.


Но, несмотря на новое переизбрание Пака, его диктатура приближалась к неминуемому концу. 26 октября 1979 г. Пак Чонхи был убит во время застолья в принадлежавшей Корейскому Центральному разведывательному управлению тайной резиденции в центре Сеула главой этого управления, Ким Джэгю. Вместе с президентом Ким застрелил и командира его телохранителей Чха Джичхоля, который был соперником Кима в борьбе за власть. Так закончилась продолжавшаяся 18 лет диктатура Пак Чонхи.

Произошедшие в последние годы его правления события, такие как забастовка работниц сеульской промышленной компании «Уай-Эйч» 1 августа 1979 г., которая стала первой в цепи аналогичных выступлений, в которых прорвалось долго сдерживаемое полицейскими репрессиями возмущение рабочих; исключение из Национального собрания лидера Новой демократической партии и видного оппозиционного политика Ким Ёнсама, народные выступления в Пусане и Масане 16 октября 1979г. и др. способствовали крушению военной диктатуры и сближению выступавших против системы юсин различных сил: рабочих, молодежи и студентов, интеллигенции, религиозных деятелей и политиков из оппозиции, — в объединенный фронт борьбы за демократизацию. Ничем не обоснованные чрезмерные инвестиции в химиическую промышленность, которой Пак Чонхи, неправильно истолковавший динамику конъюнктуры на мировом рынке, отдавал приоритет, углубили экономический застой, став причиной банкротств, роста безработицы и гиперинфляции. Кроме того, между режимом Пака и администрацией американского президента Картера (у власти в 1976 — 1980 гг.) возник серьезный конфликт по вопросам о правах человека в Южной Корее и выводе американских войск из Кореи. Вызывала недовольство американцев и независимая военная политика Пак Чонхи, его экспорт оружия и попытки создать атомное оружие. Его убийство 26 октября 1979 г. было результатом всех этих факторов.




1В нормальном режиме южнокорейский парламент заседает 100 дней в году на регулярной сессии, но имеет также право собираться на несколько внеочередных сессий по 30 дней.
28 августа 1973 г. Ким Дэджун, находившийся на лечении в Японии, был похищен из токийского отеля «Гран-Палас» агентами южнокорейской разведки. Он был доставлен на южнокорейское шпионское судно, где его собирались убить, однако убийство было предотвращено вмешательством США, которые пригрозили режиму Пак Чонхи выводом американских войск из Южной Кореи. В результате южно-корейские агенты доставили Ким Дэджуна в Сеул живым.
3Эту организацию, боровшуюся за восстановление демократии, объявили «коммунистической». 180 ее членов оказалось под судом, из них 10 приговорили к смертной казни и 8 казнили.
4Одним из событий, объективно способствовавших усилению антикоммунистической истерии в стране и определенному укреплению позиций режима Пак Чонхи, особенно среди крестьянства и части городской мелкой буржуазии, было покушение на убийство Пак Чонхи, совершенное 15 августа 1974 г. 23-летним жителем Японии корейского происхождения Мун Сегваном. Мун Сегван, — действуя, судя, по всему, под влиянием общей враждебности по отношению к южнокорейскому режиму, распространенной в среде прогрессивной молодежи Японии в то время, — пытался застрелить Пак Чонхи во время памятной церемонии в честь очередной годовщины Освобождения Кореи, но промахнулся и убил в результате его жену Юк Ёнсу (1925-1974), популярную среди мелкособственнических слоев за ее «материнский» стиль «общения с народом» (раздавала беднякам одежду и еду, активно участвовала в разного рода благотворительной деятельности и т.д. — в целом, пыталась соответствовать конфуцианским представлениям о «матери народа»). Это убийство было провозглашено (без каких-либо серьезных доказательств) «преступлением, совершенным по наущению северокорейских марионеток» и использовано для раздувания антикоммунистической пропаганды.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)

Майкл Лёве.
Китай династии Хань. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X