Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Введение

Упорные попытки создать объединенный фронт освободительного движения предпринимались уже в колониальный период. Шанхайское временное правительство на момент создания представляло собой объединенный фронт левых и правых сил; попытками сформировать объединенный фронт являлись Движение за единую национальную партию (Минджок юиль тан ундон) и движение Синганхве1 второй половины 1920-х годов. В 1930-х годах и позже движение за единый фронт с целью установления единого национального государства развивалось в рамках сотрудничества между эмигрантскими национально-освободительными организациями и движениями различных направлений. Движение за единый фронт в эмиграции, возглавленное Шанхайским временным правительством, особенно активизировалось незадолго до освобождения в 1945 г., с ним пытались установить контакт и организации внутри Кореи, например, действовавший в подполье Корейский союз за строительство государства (Чосон конгук тонмэн). После разгрома японского империализма на основе этих организаций был создан Комитет по подготовке к строительству государства (КПСГ) и продолжились усилия по установлению единого национального государства.

Если в колониальный период целью и задачей национально-освободительного движения было освободиться из-под японского колониального правления и создать демократическое государство взамен прежней «Корейской империи» (Тэхан чегук), то после освобождения в условиях раздела страны и появления 38-й параллели целью стало создание единого, демократического национального государства. Развернувшееся после освобождения движение за демократию и создание единого национального государства стало логическим продолжением объединительных процессов, происходивших в национально-освободительном движении в колониальный период.

Это движение отчетливо проявилось в деятельности «Комитета по подготовке к строительству государства» сразу после поражения Японии во второй мировой войне. За исключением сил, представлявших прояпонски настроенных землевладельцев, и левые, и правые были в равной степени представлены в «Комитете», программа и политика которого были та же, что и у движения за национальный объединенный фронт в эмиграции. Это обеспечило «Комитету» широкую народную поддержку. Однако постепенно, по мере роста «Комитета», левые приобрели в нем преимущественное влияние, а правые ушли в оппозицию. Помимо этого, американцы не признали правительство «Корейской Народной Республики» (Чосон инмин конхвагук), которое этот «Комитет» создал в спешке в преддверии прихода американских войск, и это означало, что он не смог выполнить свою роль инициатора создания объединенного государства.

«Комитет» прекратил свою деятельность, а раздор между левыми и правыми по вопросу об опеке усилился. В этих условиях инициатива в разворачивании движения за создание единого национального государства перешла к Комитету левых и правых сил (Чва-у хапчак вивонхве), где главную роль играла коалиция умеренных левых и умеренных правых, исключившая крайне левых и крайне правых (на правом фланге исключались крупные землевладельцы, запятнавшие себя активным сотрудничеством с колониальными властями). Стремясь преодолеть разногласия среди участников, этот Комитет четко определил условия их взаимодействия, но оно закончилось неудачей: из-за подозрения левых, что это движение ставит целью еще больше усилить раздоры между ними, и попыток правых создать в южной Корее сепаратное правительство, тем более что эти попытки шли в русле с политикой американцев в отношении Кореи.

Когда Ли Сынман и его сторонники активизировали усилия по созданию в южной Корее сепаратного правительства, их оппоненты из движения за создание единого государства, объединившись с прочими левыми и правыми силами, приняли участие в переговорах представителей политических сил Севера и Юга 1948 г. Однако эти старания оказались слишком запоздалыми, чтобы предотвратить создание сепаратных правительств. Менее чем через два года после этого разразилась Корейская война, которая была попыткой достичь объединения страны военными методами. Она ясно показала, насколько сильно геополитическое значение Корейского полуострова влияет на перспективы объединения Кореи.

Полуостров стал местом прямого противостояния континентальных коммунистических и морских капиталистических держав. Режим Ким Ир Сена, поддержанный континентальными силами — СССР и Китаем, попытался воссоединить Корею силой, но силы, возглавляемые США, не могли этого допустить. Когда капиталистические морские державы во главе с США дошли на севере до реки Амноккан (Ялу), континентальные державы не захотели смириться с этой ситуацией. Результатом стали трехлетние военные действия, повлекшие огромные жертвы, но Корейский полуостров так и остался разделенным.

После Апрельской революции 1960 г. разговоры о воссоединении силовыми методами в Южной Корее на некоторое время умолкли. Главенствующей в общественном мнении стала идея о мирном воссоединении и нейтрализации Кореи, но после военного переворота 16 мая 1961 г. она была поставлена вне закона. После Совместного заявления Севера и Юга от 4 июля 1972 г. о принципах мирного и самостоятельного объединения страны на какой-то момент показалось, что приоткрывается дверь к мирному воссоединению, но надежды оказались Ри-сюзорными. И все же заявление от 4 июля стало важным уроком для решения проблемы воссоединения нации.

Во-первых, оно показало, что главную роль в поиске путей ее решения и их последующей реализации должен играть сам народ Кореи. В Совместном заявлении был сформулирован принцип самостоятельного, без вмешательства внешних сил, воссоединения. Переговоры между Севером и Югом, шедшие с 1971 г., начались в результате потепления в отношениях между США и СССР, а также США и Китаем, и по настоянию этих стран. Они не были инициированы самим корейским народом и потому не имели реального шанса на успех.

Во-вторых, стало ясно, что объединения можно достичь только тогда, когда оно будет осуществляться не в угоду какой-то политической группе, а в интересах нации в целом. Заявление содержало призыв к общенациональному единению, несмотря на идеологические и институциональные различия между системами Севера и Юга, но при этом правящие круги каждой из сторон преследовали в определенной степени цель усилить свои позиции, поэтому никакого реального прогресса в деле воссоединения быть не могло.

Третий урок заключался в том, что объединение невозможно, если политические и общественные силы, вовлеченные в этот процесс, не желают идти на жертвы. Хотя обе стороны заявляли о своей приверженности идее мирного воссоединения, они не были готовы искать компромисс, идти на уступки или жертвовать своими интересами. Заявление для них было не более чем попыткой выторговать себе время для получения дипломатической, экономической или военной выгоды. В конечном итоге, обе стороны всё ещё не оставляли намерений осуществить объединение силовыми методами, то есть путем завоевания одной частью нации другой.

Хотя Совместное заявление не привело к национальному воссоединению, в 1970-1980-х годах оно стимулировало в Южной Корее развитие независимого от государства народного движения за мирное объединение. Движения за демократизацию рабочих, студентов, интеллигенции и оппозиции того периода, высшим пиком которых стали восстание в Кванджу 18 мая 1980 г. и массовые демонстрации в июне 1987 г. были, в конечном счете, связаны с движением за самостоятельное и мирное национальное воссоединение.

В ответ на требования народа и меняющуюся международную ситуацию два режима были вынуждены изменить свою политику воссоединения. Режим Ким Ир Сена переформулировал свой призыв 1960-х годов к созданию федерации Севера и Юга (Нам — Пук ёнбандже), выдвинув в 1970-х годах предложение о создании Конфедеративной Демократической Республики Корё (Коре Минджу Ёнбан Конхвагук). В Южной Корее последствием Заявления 4 июля 1972 г. стали план «мирного национального воссоединения через национальное примирение» (минджок хвахап минджу тхонилъ панан), с которым на рубеже 1980-х годов выступила администрация Чон Духвана, и план «объединения в корейское национальное сообщество» (Хан минджок кондончхе тхо-ниль панан), предложенный правительством Ро Дэу.

Хотя противостояние двух сторон продолжалось, разрыв в точках зрения стал уменьшаться. Это привело к переговорам между премьер-министрами двух сторон, к ограниченному экономическому обмену и к подписанию 13 декабря 1991 г. в Сеуле «базового соглашения между Севером и Югом», которое призвало к разрядке и сотрудничеству и осудило применение военной силы. С другой стороны, совместные военные учения «Тим спирит» (Team Spirit), проводимые США и южной Кореей, и проблема ядерных объектов на севере Кореи (хэк сачхаль мундже) свидетельствовали о наличии серьезных препятствий, которые еще предстоит преодолеть. Если посмотреть с исторической точки зрения, то опыт разделенных наций в XX веке показывает, что в деле объединения интересы нации должны главенствовать над сиюминутными политическими или дипломатическими стратегиями. Достижение воссоединения остается путеводной идеей и величайшей задачей корейского народа. И решить ее можно будет лишь тогда, когда национальная совесть, мудрость и готовность к самопожертвованию будут поставлены выше политических и дипломатических стратегий и тактик, диктуемых реалиями раздела.



1Объединенная организация левых (в основном коммунистов) и радикальных националистических сил, легально существовавшая в 1927-1931 гг.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X