Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Народное восстание в Кванджу (18.V. — 27.V.1980)

Менее чем через шесть недель после убийства Пак Чонхи 12 декабря 1979 г., на вершине власти оказались «новые военные» {син кунбу) во главе с Чон Духваном. Это вызвало подъем движения разных слоев населения против новой военной диктатуры и в поддержку демократии. 24 апреля 1980 г. 361 преподаватель сеульских университетов подписал петицию с призывом к демократизации учебных заведений. Поползли слухи, что военные скоро начнут репрессии. По всей стране проходили студенческие демонстрации. 16 мая произошли два важных события. Одно — 100-тысячная манифестация студентов на площади перед Сеульским вокзалом с требованием отмены военного положения. Другое — обнародование «Декларации 134 интеллигентов за демократизацию» с протестом против угрозы установления новой военной диктатуры.

В этот же день, лидеры студенческого движения решили прекратить демонстрации, чтобы не давать повода военным к захвату власти. Однако на следующий день «новые военные» распространили военное положение на всю страну, готовясь к захвату всей полноты власти. В знак протеста против этого в городе Кванджу провинции Южная Чолла продолжились начавшиеся 14 мая студенческие демонстрации, которые привели к тому, что в городе установилась власть вооруженного гражданского ополчения (симингун). Она продержалась около 10 дней — до того, как была разгромлена правительственными карателями. Эти события получили название «народного восстания в Кванджу» (Кванджу минджун ханджэн).

Восстание в Кванджу началось 18 мая 1980 г. со схватки перед Национальным университетом провинции Южная Чолла между солдатами и студентами, которые протестовали против расширения зоны действия военного положения и приказа временно закрыть университеты. Студенты, которым военные преградили доступ в аудитории, начали проводить демонстрации в разных местах Кванджу. Чрезмерная жестокость солдат, пытавшихся «успокоить» студентов, спровоцировала дальнейшие демонстрации, которые привели к тому, что солдаты спецподразделений начали избивать всех, кто им попадался под руки, подозревая гражданское население Кванджу в «сочувствии к бунтовщикам». Разгневанные их поведением, простые граждане действительно начали присоединяться к борьбе студенчества. Этот альянс студентов и граждан Кванджу перерос в народное сопротивление против армии. 20 мая состоялась демонстрация разгневанных избиениями и убийствами своих коллег водителей такси, в которой приняли участие более 200 человек. После нее многие горожане: рабочие, служащие, клерки, беднота, — стали «вооружаться» металлическими трубами и палками.

Именно в это время ушел в отставку кабинет министров переходного правительства Чхве Гюха во главе с Син Хёнхваком, и отсутствие координации между военными, дислоцированными в Кванджу постоянно, и переброшенными сюда по закону о чрезвычайном положении частями привело к образованию двух иерархий командования. Когда 21 мая провалились переговоры между представителями горожан и губернатором провинции Южная Чолла, участники сопротивления стали вооружаться всерьез.



Рис. 39. Кванджу в дни восстания (18 27 мая 1980 гг.).


Из примерно 100 тысяч собравшихся на митинг в центре города людей некоторые были вооружены карабинами, захваченными на плохо охранявшихся ружейных складах подразделений запаса и у налоговой полиции. Демонстранты также захватили бронемашины на автомобильном заводе армейского поставщика — компании «Киа», а шахтеры с расположенной рядом Хвасунской шахты обеспечили их взрывчаткой и детонаторами. Более 800 карабинов и устаревших винтовок М-1 было захвачено боевыми отрядами демонстрантов у полицейских в Наджу, Ёнсанпхо и Хвасуне и привезено в город. В результате в Кванджу возникло настоящее гражданское ополчение.

Состоявшее из промышленных рабочих, поденщиков-строителей, чистильщиков обуви, старьевщиков, служащих заведений общепита и гостиниц, бродяг и батраков и вооруженное автоматами и пулеметами, ополчение атаковало временную штаб-квартиру войск, присланных в связи с введением военного положения (кеомиёнгун), которая находилась в административном здании Управления провинции Южная Чолла, и вынудило армию к «тактическому отступлению». К 21 мая весь город, за исключением тюрем, был под контролем ополчения. Отступившие войсковые части со всех сторон блокировали подступы к Кванджу, чтобы предотвратить дальнейшее распространение восстания.

В осажденном городе был создан Комитет горожан по наведению порядка (КГНП — Симин сусып тэчхэк вивонхве) из 15 человек: служащих, протестантских и католических священников, предпринимателей. Он разработал условия прекращения вооруженного сопротивления: отказ от ввода армейских частей в город до восстановления порядка; освобождение арестованных манифестантов; признание армией допущенной жестокости; отказ от наказаний участников событий; лечение раненых и компенсации раненым и семьям убитых, — и 22 мая вступил в переговоры с армией.

Но выдвинутые Комитетом предложения не получили поддержки большинства жителей Кванджу, так как они оговаривали условия разоружения восставших, но не включали первичные их требования: отмену военного положения, освобождение считавшегося региональным лидером выходца из провинции Южная Чолла Ким Дэджуна, арестованного хунтой «новых военных», уход военных из политики. Армия тоже отвергла условия Комитета, но он всё же смог добиться, чтобы граждане вернули обратно примерно половину захваченного оружия.

23 мая, пока проходила всеобщая протестная манифестация граждан в защиту демократии и создавался Комитет студентов по наведению порядка (Хаксэн сусып тэчхэк вивонхве), был образован новый, объединенный и расширенный, Комитет горожан по наведению порядка (КГНП, Симин сусып тэчхэк вивонхве) под руководством главы католической общины Кванджу архиепископа Юн Гонхи. Этот новый комитет включал в себя 10 членов прежнего комитета и 20 студентов. Часть представителей этого Комитета отдали армии 200 из примерно одной тысячи собранных ими ружей. Взамен были освобождены 33 арестованных манифестанта. К вечеру того же дня граждане возвратили 2500 карабинов, винтовок М-1 и пистолетов, — более половины вооружения своей «армии».

На шестой день восстания, 24 мая, среди участников сопротивления проявились разногласия. Возникли 2 группы. Одна из них настаивала на немедленных переговорах с властями и сдаче. Другая предлагала распространить выступление на другие районы. ГКНП выступал за скорейшее разоружение и возврат оружия властям, но это вызвало протест тех, кто был готов сопротивляться дальше. Аналогичный раскол произошел и в Комитете студентов по наведению порядка, где постепенно преобладающее влияние перешло к сторонникам продолжения борьбы.

25 мая, в условиях продолжающихся народных манифестаций, была создан новый исполнительный комитет во главе с председателем, студенческим активистом Ким Джонбэ, ядром которой стали сторонники продолжения борьбы, лидеры молодежного движения и представители беднейших слоев населения.

Новая исполнительная группа учредила организационную структуру во главе с председателем Комитета борьбы ополченцев (симингун тхуджэн вивонхве). Туда вошли два вице-председателя (по внутренним и внешним вопросам), начальники отделов по планированию, гражданским делам, обеспечения, по связям с народом, расследований, зав. Координационной группой, а также военные руководители: командиры моторизованного отряда и отряда охраны. Лидеры ополчения стремились выиграть время в надежде на то, что давление США и общественного мнения внутри страны, а также протесты народа в разных частях Южной Кореи разрушат планы «новых военных» по захвату власти. Из 5400 единиц оружия, имевшихся у них, 4000 были возвращены властям к 25 мая.

В 3 часа утра 27 мая «новые военные» начали карательную операцию, бросив на борьбу с восставшими боевую дивизию и бригаду парашютистов общей численностью примерно 4000 солдат. Точное число ополченцев не известно, но, по примерным подсчетам, туда входили 8 мобильных групп, засевших в здании администрации провинции Южная Чолла, примерно 100 человек патрульных, 50 охранников, 80 человек без оружия и одна вооруженная рота в местном парке. В результате длившейся около четырех часов карательной операции было убито и ранено много горожан. Так закончилось десятидневное восстание в Кванджу. Управление чрезвычайным положением (кеомнён сарёнбу) объявило о гибели 148 участников сопротивления, из которых 118(71%) были убиты в перестрелках, и 15 солдат правительственной армии. По более поздним официальным данным, погиб 191 горожанин. В реальности, скорее всего, жертв было намного больше.

Народное восстание в Кванджу явилось продолжением давней региональной традиции народного сопротивления, начиная с разгоревшихся первоначально в провинциях Южная и Северная Чолла крестьянской войны 1894 года и партизанской войны «отрядов справедливости» (ыйбён) конца XIX — начала XX века, и до студенческого движения в Кванджу в ноябре 1929 г. и многочисленных вооруженных выступлений сразу после освобождения. Это был взрыв давно копившегося народного возмущения политикой периода правления Пак Чонхи, в частности его чрезмерными инвестициями в тяжелую и химическую индустрию, что привело к стагнации экономики в конце 1970-х годов, и раздуванием дискриминации в отношении провинций Южная и Северная Чолла, сказывавшейся, в частности, и том, что в планах экономического развития Пак Чонхи этим районам не было уделено должного внимания. Пак Чонхи стремился в то же время создать себе опору в провинциях Северная и Южная Кёнсан (откуда он сам был родом), форсируя их экономическое развитие в ущерб Чолла. Другими поводами к восстанию в Кванджу были выступления в Пусане и Масане 18-20 октября 1979 г., несбывшиеся надежды «Сеульской весны» после убийства Пак Чонхи, протест против планов «новых военных» захватить власть, расширения ими зоны применения чрезвычайного положения и ареста Ким Дэджуна. Подавление с чрезмерной жестокостью студенческих демонстраций «новыми военными», которым очень хотелось показать свою власть, стало последней каплей в чаше народного терпения.

В ходе опроса общественного мнения, проведенного в Кванджу через восемь лет после восстания, 55% участников указали его причиной «изощренные махинации “новых военных”», вызванные их стремлением захватить власть»; 25,7% считали, что причиной явилось «жестокое подавление демонстраций войсками», 11,5% видели ее в «подстрекательствах некоторых политиков», и только 2,4% видели причиной «региональный антагонизм», т.е. неприязнь чолласцев к пользовавшемуся особым покровительством военных режимов региону Кёнсан.

Стоит отметить несколько важных исторических моментов, связанных с выступлением в Кванджу против военной хунты. Во-первых, оно возникло в одном городе, переросло в вооруженное восстание, потом появились признаки распространения его на другие районы, т.е. угроза общенародного вооруженного возмущения. Во-вторых, это был поворотный момент, приведший к власти Чон Духвана. В-третьих, просочившиеся в народ сведения о том, что американцы дали согласие на переброску Чон Духваном военных сил с ДМЗ в Кванджу, вызвали антиамериканское движение такой мощи, которого до этого Южная Корея никогда не видела.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)

Э. О. Берзин.
Юго-Восточная Азия в XIII - XVI веках

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.
e-mail: historylib@yandex.ru
X