Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

«Движение 10 июня» (1987 г.) за демократизацию и рабочее движение

После того, как народное «Движение за демократизацию 10 июня» (1987 г.) заставило Чон Духвана обнародовать Декларацию 29 июня, где он обещал внести в конституцию поправки, разрешающие прямые президентские выборы, контроль властей ослаб и долго подавлявшееся возмущение рабочих прорвалось наружу. Это привело к так называемой «июльско-августовской борьбе» (чхиль — шаль тхуджэн) 1987 г., которая была крупнейшим выступлением трудящихся в стране со времен Освобождения в 1945 г. Она началась на предприятиях промышленной группы «Хёндэ» в Ульсане (провинция Южная Кёнсан). Когда на входивших в комплекс «Хёндэ» предприятиях стали создаваться профсоюзы, в самых крупных из них — на автомобильном и кораблестроительном заводе — были насильственно образованы лояльные хозяевам псевдопрофсоюзы. Это привело к забастовке рабочих. Она быстро распространилась на другие предприятия Ульсанского района, на другие промышленные зоны провинции Южная Кёнсан, в частности, на Пусан, Масан и Чханвон, и, в конце концов, — на всю страну. В середине августа 1987 г. в среднем в Южной Корее происходило до 400 рабочих выступлений в день. После 20 августа это число возросло почти до 500 и достигло пика 27 августа — 743 выступления. Забастовщики требовали улучшения условий труда, но особенно упорно отстаивали право на создание демократических профсоюзов. Борьба трудящихся не ограничилась только производственным сектором. К ней примкнули шахтеры и транспортники, которые также проводили забастовки и демонстрации.

Когда борьба рабочих приобрела широкие масштабы, Всекорейское объединение предпринимателей (Чонгук кёнджеин ёнхап) обнародовало список «34 примеров аморальных рабочих выступлений», широко растиражированный прессой. Рабочие демагогически обвинялись в «насилии», «покушении на авторитет старших» и т.д. Затем правительство вернулось к прежней политике репрессий и направило полицию на места основных выступлений, в частности на предприятия промышленной группы «Хёндэ» в Ульсане. Многие рабочие задерживались и арестовывались. Накал борьбы трудящихся стал ослабевать, и после 15 сентября в стране уже не происходило сколько-нибудь заметных выступлений. Всего в июле— августе 1987 г. произошло 3337 выступлений трудящихся. Забастовки и демонстрации состоялись на 75,5% крупнейших предприятий страны (с числом работников 1000 и выше), что свидетельствует о размахе борьбы. В этот период было создано много «демократических профсоюзов», которые стали базой для разворачивания рабочего движения впоследствии.

В июле — августе 1987 г. рабочее движение приобрело некоторые новые черты. Во-первых, его движущей силой были сами трудящиеся массы, которые создавали на местах «демократические профсоюзы» и стремились добиться своих целей путем коллективных акций. Это означало, что отныне рабочее движение превратилось в ведущую силу общества, способную влиять на его развитие.

Это явление нашло отражение в росте числа профсоюзов. Если в июне 1987 г. их было 2742, то к концу 1989 г. это число выросло до 7861. В тот же период число членов почти удвоилось, увеличившись с примерно 1 млн. до 1,9 млн. человек. Профсоюзы были созданы в 59,4% предприятий с количеством работников от 300 до 499 человек, в 77% предприятий с числом работников от 500 до 999 человек и 79,2% предприятий с числом работников свыше 1000 человек. Кроме того, процесс демократизации профсоюзов привел к тому, что почти все проправительственные профсоюзы, а также профсоюзы, солидаризировавшиеся с предпринимателями, на время потеряли свое влияние.

Вторым изменением, которое внесла в рабочее движение «июльско-августовская борьбая», было распространение профсоюзного движения среди служащих и интеллигенции. После Апрельской революции 1960 г. предпринимались попытки по организации этой прослойки трудящихся, но успехом они не увенчались. Однако после «Движения 10 июня за демократию » (1987 г.) профсоюзы стали возникать в финансовых учреждениях, в СМИ, больницах, университетах, на государственных предприятиях и организациях. Примкнули к рабочему движению учителя школ всех уровней, которые, преодолев противодействие правительства, консервативных кругов и привилегированных слоев общества, создали Всекорейский профсоюз учителей (ВПУ — Чонгёджо). В то время как профсоюзы служащих выступали в основном с требованием повышения оплаты и улучшения условий труда, профсоюзы работников СМИ, поддерживая эти требования, также развернули еще и «движение за добросовестное освещение событий», а ВПУ — Движение «за настоящее образование», встав, тем самым, в авангарде демократического движения.

Третьим вызванным «июльско-августовской борьбой» 1987 г. изменением было создание новой, отдельной от АПК, «демократической» национальной организации трудящихся — Ассоциации региональных профсоюзов (Чиёк нодон чохап хёбыйхвеЧинохёп), которая возникла вскоре после «Движения 10 июня» в 1987 г. Ведущую роль в ней играли «демократические профсоюзы». Тогда же произошел и переход на демократические рельсы некоторых старых профсоюзов. В отличие от профсоюзов, входивших в АПК, профсоюзы из Чинохёп заняли очень четкую позицию в отношении работодателей, осуществляли на практике методы демократического руководства и приобрели большое влияние в районах Масана и Чханвона. После подготовительного периода в январе 1990 г. была создана Национальная ассоциация профсоюзов — НАП (Чонгук нодон чохап хёбыйхве — Чоннохёп) во главе с известным рабочим активистом, строительным рабочим Тан Бёнхо, которая определяла себя как наследницу традиций демократического профсоюзного движения 1970-х годов. НАП заявила, что «преодолеет воплощаемые Ассоциацией профсоюзов Кореи соглашательство и антидемократизм» и «будет выступать в едином строю с различными демократическими силами с целью добиться экономических и социальных реформ и способствовать осуществлению самостоятельного, демократического и мирного объединения Родины».

В дальнейшем НАП поддерживала борьбу рабочих по всей стране за повышение оплаты труда и отдельные коллективные акции, организуемые профсоюзами на местах, а 1 Мая 1990 г. возглавила всеобщую забастовку трудящихся. НАП примкнула к объединявшему различные народные движения Национальному союзу (Чонгук ёнхап) и участвовала в политической борьбе за демократизацию. Но большого успеха в расширении числа профсоюзов в своем составе НАП добиться не удалось — в силу противодействия правительства. Внутри национального профсоюзного движения она так и осталась «боевым авангардом». Несмотря на то, что НАП симпатизировали профсоюзы многих крупнейших предприятий, они не вступили в нее, опасаясь реакции работодателей.

Профсоюзы служащих также стремились к созданию собственного, отдельного от АПК, объединения. Они создали такие организации общенационального масштаба как Федерация профсоюзов служащих и финансовых работников, Федерация профсоюзов работников лечебных учреждений, Федерация профсоюзов инженеров и техников, Федерация профсоюзов работников СМИ и печатников и создали общенациональное объединение — Ассоциативный совет профессиональных объединений — АСПО. Этому совету не удалось объединиться с НАП, но он солидаризировался со многими целями последней и участвовал в ряде совместных акций, способствовавших развитию профсоюзного движения в стране в целом.

С другой стороны, подталкиваемая повсеместным ростом числа демократических профсоюзов АПК провела крупномасштабную встречу, на которой выразила протест против некоторых предложений правительства. Однако ее возможности противостоять антирабочей политике правительства были ограничены.

Активизировавшееся после «движения за демократию 10 июня» (1987 г.) рабочее движения начало затухать после усиления правительственного давления в 1989 г. Число коллективных акций трудящихся стало резко сокращаться: с 1873 в 1988 г. до 1616 — в 1989 г., 322 — в 1990 г. и 234 — в 1991 г. Правительство и работодатели применили политику «нет работы — нет оплаты», отказываясь выплачивать зарплату в период забастовок. В 1992 г., несмотря на активные протесты трудящихся, была введена система «потолка зарплаты», жестко ограничивавшая рост зарплаты и выплату дополнительных премиальных. Выступления солидарности профсоюзов также пошли на спад. Хотя трудящиеся осознавали, что необходимо отказаться от системы, при которой профсоюзы организовывались по отдельным предприятиям и компаниям (что препятствовало развитию отраслевой и региональной солидарности), в реальности она только закрепилась. Число членов входивших в Чониохёп профсоюзов неуклонно сокращалось — в такой степени, что некоторые региональные профобъединения практически прекратили свою деятельность. Уменьшалось и число членов в профсоюзах отдельных предприятий, и работодатели начали надеяться на то, что в них возобладают сторонники умеренного курса «сотрудничества между работниками и менеджментом».

Однако и после 1990 г. на выборах в руководство профсоюзов на крупнейших предприятиях победу чаще всего одерживали те рабочие, которые отстаивали «демократические профсоюзы», благодаря чему потенциал для развития демократического рабочего движения продолжал сохраняться. Это показали забастовки, организованные местными профсоюзами на кораблестроительном заводе конгломерата «Хёндэ» и в государственной телерадиовещательной корпорации Кей-Би-Эс, участники которых призвали покончить с репрессивной политикой правительства.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Майкл Лёве.
Китай династии Хань. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X