Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Литература и влияние на нее Апрельской революции (1960) и военного переворота 16 мая 1961 года

В процессе создания сепаратных государств жившие на Юге деятели культуры левых убеждений по большей части перебрались на Север, а жившие на Севере правые — на Юг. Раскол культурных кругов усугубила Корейская война. С ее началом деятели культуры на Юге создали такие организации как «Чрезвычайная национальная пропагандистская бригада» и «Бригада деятелей культуры по спасению государства», которые были приписаны к армейскому Управлению политвоспитания, либо создали отдельные творческие группы, работавшие в частях сухопутной армии, ВВС и ВМФ. Чтобы поддержать боевой дух солдат, они выпускали журнал «Фронтовая литература», сочиняли военные песни. Также был проведен «Съезд деятелей культуры, вовлеченных в решающий бой по спасению государства».

Деятели культуры не только внесли свой вклад в усиление системы раздела в годы войны. Они стали неотъемлемой частью этого процесса и в дальнейшем сыграли определенную роль в укрепление диктатуры. После войны — этого бедствия, во время которого корейцы убивали корейцев, культурные круги провалились в болото декаданса, гедонизма и глубокого пессимизма. Чем больше они удалялись от поиска новых путей развития национальной культуры и решения национальной проблемы, тем больше они оказывались связанными с коррумпированным диктаторским режимом Ли Сынмана.

В 1955 г. был создан журнал «Хёндэ мунхак» («Современная литература»), представлявший течение «чистой литературы». Он стал ведущим в литературном мире. С другой стороны, был издан указ о регистрации деятелей культуры, 30 июля 1954 г. были основаны Академия наук (Хаксурвон) и Академия художеств (Есурвон), объединявшие наиболее авторитетных деятелей науки и культуры. Стали проходить встречи антикоммунистически настроенной интеллигенции и выставки антикоммунистического искусства. Когда диктатура Ли Сынмана укрепилась, была также создана экстремистская «Антикоммунистическая группа деятелей искусств», которая выпустила фильм «Общество Независимости и юный Ли Сынман», использованный во время предвыборной кампании. Был проведен съезд деятелей искусств под лозунгом «Приветствуем выдвижение доктора Ли Сынмана и господина Ли Гибуна», а некоторые деятели культуры в поддержку избирательной кампании Ли Гибуна ничтоже сумняшися написали апологетический труд «Ли Гибун как Человек», восхвалявший этого кандидата на пост вице-президента.

Несмотря на то, что культурные и артистические круги в 1950-х годах в целом стояли на позициях «чистой литературы» и антикоммунистического искусства и поддерживали диктатуру Ли Сынмана, с 1953 г. начал выходить журнал «Сасанге» («Мир идей»), внушавший читателям критическое отношение к правящему режиму. Незадолго до падения Ли Сынмана, несмотря на сильные позиции аполитичных форм экзистенциализма1 в южнокорейских литературных кругах, появилась литература, разоблачавшая социальное зло и выражавшая боль в связи с расколом нации.

Например, поэма Пак Бону «Линия перемирия» (1956 г.) была посвящена поискам «прекрасного пути», осуществляемого на фоне боли от раздела нации и страха перед возможностью новой войны:

О, это леденящее зрелище, когда две противоположные стороны пристально смотрят друг на друга...

В этом прекрасном месте неужели больше не осталось ни духа Когурё, ни легенд Силла?

Но небо, усыпанное множеством звезд, ведь по сути одно...

Почему здесь наши лица были преисполнены невыразимого страха?

Подобный языку ядовитой змеи страшный ветер, готовящийся загудеть еще раз,

Неужели ты вновь заставишь нас пережить те же самые испытания?

Сколько еще должны жить невинные цветы там, на перекрестке четырех ветров, где они сейчас?

Только это и есть «прекрасный путь»?

Революция 19 апреля 1960 г., поднявшаяся, когда протестная литература только начинала бросать вызов засилью «чистой» и антикоммунистической литературы, оказала огромное влияние на литературу и искусство. Во-первых, были распущены верно служившие Ли Сынману ВГОКО и «Антикоммунистическая группа деятелей искусств». Была создана новая, ориентированная на «национальную литературу» Послевоенная ассоциация литераторов (Чонху мунхагин хёпхве), призвавшая к «преодолению наложенных диктатурой объективных ограничений и самооправданий политиков от литературы; и к активному творчеству во имя создания национальной литературы».

Потоком хлынули произведения, воспевавшие Апрельскую революцию и демократию. Это было пробуждение литературного мира, который в период режима Ли Сынмана был погружен в болото символизма, сюрреализма и экзистенциализма. Широко стало известно такое стихотворение, написанное ученицей младшей школы Кан Мёнхи:

Незабываемый день 19 апреля...

По дороге домой из школы Летели пули,

Кровь покрывала улицы.

Забытый кем-то одинокий портфель Был тяжел.

Я знаю, мы все знаем,

Почему старшие братья и сестры пролили кровь,

Хотя отцы и матери ничего об этом не говорили...


Как видно из нижеследующего стихотворения известного поэта Пак Туджина, весь литературный мир стал «пространством участия» и воспевал свободу и демократию:

Даешь подлинную демократию в политике!

Даешь подлинную свободу идей!

Даешь подлинное экономическое равенство И подлинное равенство человеческих прав!

Наша цель — победа Родины.

Наша цель — победа во всем мире.

Наша цель — победа справедливости, человечности, свободы, равенства, человеколюбия.

До тех пор пока мы не добьемся победы народа и не отстоим нашу революцию,

Мы не можем опустить наше обагренное кровью знамя,

Не можем прервать клокочущий кровью наш крик,

Не можем остановиться на нашем кровавом пути,

Прекратить наше движение вперед.

О, Революция!


Однако это новое в культурное среде течение сошло на нет после военного переворота 16 мая 1961 г. Военные власти издали приказ о роспуске всех политических, общественных, а также и культурнохудожественных организаций, а в январе 1962 г. создали Всекорейское генеральное объединение художественно-культурных организаций — ВГОХКО (Хангук есулъ мунхва танчхе чхон ёнхапхве) взамен существовавшего при Ли Сынмане ВГОКО.

Хотя после переворота активность деятелей культуры вновь сократилась, все же в литературе периода Пак Чонхи разоблачительные и критические тенденции в изображении реальности продолжали углубляться, чему способствовали интенсивное экономическое развитие, соглашение по нормализации отношений с Японией, отправка корейских солдат во Вьетнам, поправка в конституцию, позволившая Пак Чонхи баллотироваться на третий срок и т.д. Кроме того, росло понимание большой социальной роли литературы, повышалось историческое сознание литераторов.

В нижеприведенном стихотворении Син Донмуна 1963 г. Родина предстает зловещим, тоскливым пространством страдания, несправедливости и скорби:

Тихая провинция...

Теплая сельская дорога...

Ни войны, ни врага...

Только звук армейских сапог в ночи.

Разве тебя это не пугает,

О, моя Родина?

Разве тебе не надоело слышать и днем и ночью «Вперед шагом марш!», «Назад шагом марш!» — приказы, которые тяжелее, чем цепь,

О, моя Родина?

Разве тебя не возмущает их припев:

«Просто следуй за нами!»,

И то, что нам, без всякой нашей вины, закрывают рот, уши и глаза?

О, моя Родина!


За опубликованный в примерно тот же период рассказ «Земля экскрементов» — о мести американцам со стороны деклассированного корейца, мать которого умерла после того, как ее изнасиловал американский солдат, — его автор Нам Джонхён был арестован. По Антикоммунистическому закону ему были предъявлены обвинения в анти-американизме и антиправительственной деятельности— и только потому, что этот рассказ о произволе американской военщины на Юге страны был вскоре после изначальной публикации перепечатан (без ведома автора) в литературной периодике КНДР. После более чем года в тюрьме и многочисленных протестов литературной общественности Нам Джонхёна выпустили (в связи с отсрочкой в судебном рассмотрении дела), но ярлык «прокоммунистического элемента» остался на нем надолго.

В этот период среди деятелей литературы, чье социальное и историческое сознание существенно возросло под влиянием Апрельской революции и военного переворота 16 мая 1961 г., вновь развернулась дискуссия между сторонниками так называемой «чистой» литературы и теми, кто отстаивал необходимость активного участия литераторов в реальной жизни. После расцвета периода Апрельской революции и нового, вызванного военным переворотом, упадка одна часть литераторов вновь начала искать выход в натурализме, сюрреализме и модернизме, утверждая, что «искусство уже достигло своей цели, поскольку оно само и есть его цель», и выступала против отражения в литературе реальной жизни. Однако другая часть писателей была единодушна в том, что литература «только тогда значима, когда вносит вклад в решение реальных проблем нации, отражает ее историю и, в конечном счете, способствует укреплению самостоятельного национального самосознания». Известный критик и эссеист Ким Уджон так критиковал сторонников «чистой литературы»: «Можно понять сторонников “чистой литературы” в колониальной период. Они стремились к самосохранению, чтобы избежать репрессий японской полиции. Оставаться безразличными к крикам народа, наслаждаться стихосложением на лоне природы, заявлять, что они “омыты голубыми волнами”, и бояться загрязниться — разве не в этом суть “чистой литературы”?»

Литературный мир эпохи Ли Сынмана, в котором доминировали сторонники «чистой литературы» и теоретики антикоммунизма, после Апрельской революции 1960 г. пережил серьезные изменения, связанные с возникновением теорий «литературы участия». После военного переворота 16 мая 1961 г. он разделился на тех, кто стремился продолжать и дальше развивать «литературу участия», и тех, кто остался на позициях «чистой литературы». Однако возникшая в 1960-х годах и получившая широкое распространение «литература участия» и в дальнейшем продолжала развиваться, что привело к появлению теорий «национальной литературы».



1Экзистенциализм (фр. existentialisme от лат. exsistentia — существование), философия существования — направление в философии XX в., рассматривающее человека как уникальное духовное существо, способное к выбору собственной судьбы. Экзистенция трактуется как противоположность эссенции (сущности). Если судьба вещей и животных предопределена, т. е. они обладают сущностью прежде существования, то человек обретает свою сущность в процессе своего существования. Основным атрибутом экзистенции является свобода, которая подразумевает тревогу за результат своего выбора. В Южной Корее экзистенциализм — с присущим ему субъективизмом, пессимистическим отношением к миру, подчеркиванием изначальной трагичности человеческого существования — стал популярен после Корейской войны. Он давал части интеллигентов возможность уйти от безрадостных картин общественной жизни в свой индивидуальный мир, по сути, являясь отражением тенденции к эскапизму — бегству от проблем действительности.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. О. Берзин.
Юго-Восточная Азия в XIII - XVI веках

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии
e-mail: historylib@yandex.ru
X