Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. Г. Великий.   ЦРУ против Индии

Доктрина терроризма в действии

Происходящие во внешней политике Соединенных Штатов процессы, придающие ей все большую агрессивность, без сомнения, ведут и ко все большей активности одного из основных проводников этой внешнеполитической линии — комплекса спецслужб. Бывший директор ЦРУ С. Тернер как-то сказал, что чем агрессивнее политика государства, «тем в большей степени оно должно использовать шпионаж в дополнение к дипломатии»1. Другой директор ЦРУ, тоже из бывших, У. Колби призывал к существенной активизации шпионской деятельности2. И подобных призывов можно было бы привести немало: они тем чаще раздаются в Америке, чем благодатнее почву готовит для них Белый дом. Соединенные Штаты пытаются подорвать завоевания разрядки, свести на нет все демократические достижения и результаты позитивных процессов в мире. И одной из составных частей такого штурма является принципиальная активизация деятельности американских подрывных служб во всем мире, в том числе в Индии.

Нет сомнений, что г-жа Дж. Киркпатрик знакома с трудами сэра Реджинальда Купланда. Ведь это он впервые применил по отношению к Индии словечко «балканизация». Термин, довольно точно определявший, что именно намеревались сделать с Индией британские колонизаторы. И вряд ли случайно в глобальном плане действий США по отношению к Индии, разработанном бывшим представителем США при ООН Дж. Киркпатрик, рекомендованы действия, названные словом из ветхого колониального словаря — «балканизация».

Однако давайте по порядку. Прежде всего г-жа Киркпатрик. Общеизвестен ее прежний официальный статус постоянного представителя США в ООН. Однако очень немногие осведомлены о том, что она являлась кадровой разведчицей. В подтверждение этого индийская газета «Патриот» пишет, что Киркпатрик после окончания Колумбийского университета работала в разведывательных органах госдепартамента США, занимаясь в основном аналитической работой в области международной политики3.

В 1981 году Дж. Киркпатрик предприняла вояж по ряду стран Южной Азии. В их число входили Бангладеш, Индия, Непал, Шри Ланка и Пакистан. Во время визита в Индию она встречалась с Индирой Ганди и утверждала, что, несмотря на некоторые разногласия между Соединенными Штатами и Индией, США «желают иметь хорошие отношения с Индией и расширять сферы сотрудничества между двумя странами». Однако, как показали дальнейшие события, Киркпатрик и представляемая ею американская администрация весьма своеобразно понимают тезис о расширении сотрудничества.

Об этом во всяком случае свидетельствует документ, который Киркпатрик представила спустя пять месяцев после поездки. В своем руководстве Киркпатрик, не придерживаясь вашингтонской дипломатии лицемерия, обнажила истинное отношение рейгановской администрации к Индии и многим развивающимся и неприсоединившимся странам. Особую злобу вызывало у нее то обстоятельство, что правительство Индиры Ганди занимало по многим вопросам «антиамериканскую» позицию, причисляя к таковым отношение Индии к событиям в Афганистане и Юго-Восточной Азии. Оценивая положение в регионе, складывающееся не в пользу США, Киркпатрик предложила систему мер для достижения Соединенными Штатами господства в Южной Азии. Так, в этом документе указывается, что у Индии есть ряд уязвимых мест, в частности «рост сепаратистских движений, достигший такого уровня, когда реальным становится раздел страны, что привело бы к потере ее влияния как в третьем мире, так и повсеместно». Иными словами, под расширением контактов г-жа Киркпатрик, по всей видимости, имеет в виду углубление контактов с сепаратистами, ратующими за отделение от Индии. Если бы сэр Купланд мог знать, какую идею он подал в свое время... Идею, пережившую саму британскую империю и дважды возрождавшуюся американским неоколониализмом в «проекте Брахмапутры» и операции «балканизации».

Однако, пытаясь разыграть карту реанимированной и модернизированной «балканизации», Белый дом на этот раз проявил некоторую гибкость, осознав, видимо, что при всем «богатстве» этой идеи реальных результатов она пока не принесла. План же Киркпатрик предусматривал альтернативную стратегию для американского империализма, если «балканизация» не удастся. В этом случае предполагалось предпринять комплекс мер по замене правительства Индиры Ганди другим, представляющим правооппозиционные силы, которые для этого предполагалось объединить.

В циркуляре Дж. Киркпатрик достаточно много внимания уделено политике США в ряде других стран в различных районах земного шара. В нем выражается удовлетворение по поводу того, что «отношения между США и Пакистаном приняли особенно благоприятный характер»4.

В документе Киркпатрик проводится мысль о том, что США не должны допустить демилитаризации Индийского океана. В частности, там говорится: «Госдепартамент и Пентагон осуществляют под руководством президента тесную координацию действий, направленных на нейтрализацию усилий определенных азиатских и африканских стран по превращению Индийского океана в зону мира... Это (демилитаризация океана. — Д. В.) ограничило бы американское военное присутствие не только в открытом океане, но и в Красном море, Персидском заливе, ряде африканских стран, что, в свою очередь, создало бы серьезные трудности для наших сил быстрого развертывания». А ведь главное назначение этих сил — «принятие незамедлительных мер в случае установления нефтедобывающими странами эмбарго на нефть, возникновения в них очагов восстаний или революций, или конфликтов между ними, способных привести к прекращению поставок нефти в США». Все это, указывается в документе, полностью исключает для США стремление к демилитаризации Индийского океана, «напротив, мы должны увеличить свое военное присутствие в этом регионе»5.

Итак, Соединенные Штаты присутствуют в Индийском океане и намерены всячески расширять там свое военное влияние. «Силы быстрого развертывания» предназначены ими для интервенций против любых государств региона. Стратегической целью американского империализма, как отмечается в документе, является «установление политического контроля над ключевыми стратегическими зонами: Карибским и Средиземноморским бассейнами, Южной Африкой, Тихим и Индийским океанами, включая Персидский залив и Красное море, а также над районами, где производится важное сырье». Как же США собираются достичь задуманного? «Для этого необходим комплекс мер, — указывается в документе, — в частности специальные операции по захвату важного сырья в свои руки». Непременным условием успеха таких операций, по мнению автора документа, может служить постоянное военное присутствие США в регионе6.

Так же детально и откровенно говорилось о роли, которую США должны играть в развивающихся странах. Политика США, по замыслу Киркпатрик, должна доминировать в них. Кроме упоминавшейся уже Индии проект Киркпатрик предусматривал глобальную дестабилизацию Кубы, Никарагуа, Вьетнама, Ливии, Мадагаскара и ряда других государств.

С этими ближайшими наметками, призванными способствовать формированию американской политической стратегии в Индийском океане, Киркпатрик выступила 27 февраля 1982 г. в Вашингтоне перед «Конференцией за консервативные политические действия». Позже эти материалы были разосланы в качестве циркуляра в американские дипломатические миссии с грифом «для ограниченного служебного пользования». В нем есть также раздел, посвященный ЦРУ, в котором говорится: «ЦРУ сейчас предоставлена широкая власть... Президент считает необходимым восстановить уверенность в разведывательных органах. Он рекомендует смелый и активный подход к проведению разведывательных операций и расширению их, в особенности в развивающихся странах»7.

Итак, на «"балканизации" от Киркпатрик» лежит благословение президента Рейгана, как на «проекте Брахмапутра» — президента Никсона и на «балканизации», по Купланду, — короля Георга VI. Разница между всеми этими планами заключается лишь в их масштабах.
В этом смысле доктрина г-жи Киркпатрик, конечно, более объемна и предусматривает использование интервенционистских сил американской военщины на обширной территории многих государств, являясь инструментом американской политики в Южной Азии.

Мир становится свидетелем все новых политических авантюр Белого дома. Бойня на Гренаде и трагедия Ливана свидетельствуют: для достижения своих целей США широко использует политику агрессий, политику, основанную на глобальном терроризме. И оскал его виден сейчас во многих странах и регионах, попавших в «зону жизненных интересов» США.

Тайные операции американских спецслужб — одно из проявлений терроризма. По признанию президента США Рейгана, тайные операции проводятся в тесной взаимосвязи с деятельностью государства. Тайные операции — это дестабилизация и свержение неугодных США режимов и правительств, проведение провокационных акций, предвестников агрессий, это система действий тех, кто решил на трупах соорудить «Pax americana» — «мир по-американски».

Было время, когда результаты работы «ведомств грязных дел», как и истинные цели, стоящие перед ними, тщательно камуфлировались. Когда же факты о злодеяниях спецслужб становились достоянием гласности, американские президенты публично открещивались от ЦРУ. Сейчас поступают по-иному. Свершилась кровавая интервенция США против Гренады, подготовленная и проведенная при непосредственном участии ЦРУ, и его глава обычно немногословный Кейси во весь голос похваляется своей «работой», призывая президента к новым агрессиям. Последний, открыто бравируя альянсом с ЦРУ, дает Кейси карт-бланш в Центральной и Латинской Америке, да и не только там...

Бюджет разведывательных органов за 1982 —1985 годы ежегодно увеличивался на 17%, что значительно выше, чем у других правительственных ведомств США. В период президентства Картера комиссию по разведке палаты представителей ежегодно информировали о двух-трех крупных тайных операциях, относя к категории «крупных» любые акции, обходящиеся в сумму от 5 млн. до 7 млн. долл., или операции, которые ставят своей целью подрыв правительства иностранного государства. Ныне это число возрастает уже до семи-восьми в год.

Правительство Рейгана «разработало новую политику борьбы с международным терроризмом, которая даст Соединенным Штатам большую возможность осуществлять превентивные и ответные нападения на группы террористов за границей». В качестве главных мишеней называют Сирию, Ливию, Никарагуа, а также страны, «заподозренные в поощрении терроризма». Сейчас происходит уточнение списка, которому дано название «меню мишеней». Против попавших в него планируются открытые и тайные экономические и политические акции.

Словечком «терроризм» буквально нашпигованы речи официальных лиц американской администрации. Эта кампания раздувается и средствами массовой информации США, которые круто замешивают на ней многочисленные сюжеты. Цель «антитеррористической» риторики Белого дома довольно ясна. Прежде всего это преподнесение своей интервенционистской политики в несколько иной пропагандистской плоскости. Так легче, по мнению Белого дома, оправдывать как совершенные интервенции (против Гренады и Ливана), так и будущие. Под лозунгом «борьбы с терроризмом» гораздо удобнее пускаться в новые авантюры. Под новым соусом, по другой статье можно получить деньги на проведение своей политики.

ЦРУ и Пентагон получают немалые средства, в частности, на формирование отрядов, «выполняющих особые задания по борьбе с терроризмом». Что же это за отряды? Один такой действует под крылом Пентагона и называется «Дельта форс». Он принимал участие в интервенции против Гренады. Но терроризм бывает разный...

Взрывы, убийства, шантаж — это все на его поверхности, так сказать, фасад, вывеска. Однако эта «визитная карточка» далеко не исчерпывает средств, применяемых в системе терроризма, возведенной в США в ранг государственной политики. Взять, к примеру, комплекс психологических диверсий. Большая их часть проводится в рамках «программы демократии и публичной дипломатии» и «программы содействия демократии». Руководящий сотрудник ЮСИА, ведомства, активно участвующего в реализации программ, Филипп Николайдес так изложил их смысл: «Мы должны дестабилизировать Советский Союз и его союзников, сея разлад между народами и правительствами... Мы должны разжигать национализм... Нам следует поощрять возрождение религиозных чувств...»

Достаточно откровенно, не так ли? А для того чтобы справиться с этим обширным диверсионным «фронтом работ», ЮСИА ведет подрывную пропаганду, используя 201 отделение в 125 странах, имея штат в 7700 человек. Его радиослужба «Голос Америки» располагает 106 передатчиками и вещает на 42 языках в течение 967,5 часа в сутки. Кроме того, агентство имеет 136 библиотек в 192 странах, издает 10 еженедельников на 18 языках и организует многие программы обмена.

Одним из основных американских инструментов «психологической войны» против Индии служит подрывная радиостанция «Голос Америки». Как явствует из распространенной программы радиоцентра, интенсивность работы заокеанских «радиоголосов» заметно возросла. Сейчас «Голос Америки» ведет практически круглосуточную пропаганду на Индию, особое внимание уделяет приграничным индийским штатам, в частности Пенджабу, Джамму и Кашмиру. В передачах делается ставка на ослабление национального единства Индии, искусственное разжигание противоречий между религиозными общинами.

«Голос Америки», пишет еженедельник «Блитц», неоднократно демонстрировал, что симпатии официального Вашингтона целиком на стороне ультраправых шовинистических и реакционных организаций, угрожающих целостности Индии. Грубо нарушая общепризнанные нормы межгосударственных отношений, американские «радиопропагандисты» поливают грязью и дружественные Индии государства. В последнее время в связи с нарастанием протестов в мире против поджигательских планов Белого дома «Голос Америки» резко усилил нападки на ширящееся во многих странах движение народов за мир, разоружение, устранение опасности ядерной войны. Индийская общественность решительно осуждает деятельность вашингтонских радиодиверсантов, стремление правящих кругов США использовать радио- и телевизионные каналы для осуществления подрывных .акций и ведения «психологической войны».

По замыслу инициаторов «крестового похода» против коммунизма, повлекшего за собой появление упомянутых программ, Вашингтон должен всемерно способствовать развитию за рубежом такой прессы, таких профсоюзов и политических партий, которые действовали бы в соответствии с американскими представлениями о демократии, гражданских правах и справедливости. Другими словами, «психологический терроризм» используется прежде всего во имя имперских целей США.

Наглость, с которой Белый дом публично объявляет о своих намерениях тайно и явно вмешиваться во внутренние дела других государств, вносить раскол, перекраивать и переориентировать политические, общественные, профсоюзные, молодежные организации, религиозные институты и даже системы образования в интересующих Вашингтон странах, и в первую очередь в тех, которые выбрали независимый путь развития, вполне соответствует глубочайшему цинизму всех этих действий.

ЦРУ активно стремится проникнуть в индийские профсоюзы, действуя под прикрытием различного рода обществ и фондов. Как писала газета «Патриот», американское шпионское ведомство предлагает интересующим его лицам и профорганизациям финансовую помощь. Индийское правительство запретило деятельность финансировавшегося из-за океана «научно-исследовательского центра» в Ахмадабаде (штат Гуджарат), который занимался «исследованиями» в области профсоюзного движения. Подлинной целью заокеанских «научных деятелей», указывает газета, было создание реакционных организаций, саботаж социально-экономических реформ, осуществляемых правительством Индии.

США в соответствии с «программой содействия демократии» готовы оказывать всестороннюю помощь тем политическим кругам, которые находятся в своих странах в оппозиции или на нелегальном положении. «Помощь» включает предоставление денежных средств, вооружений, типографского оборудования, а также инструкций и руководств по налаживанию подрывной деятельности, направленной на дестабилизацию экономического и политического положения в стране. Как свидетельствует «Монд дипломатик», осуществление программ «психологического терроризма» призвано формировать руководящие кадры «в интересующих Соединенные Штаты странах в духе принципов и ценностей, присущих США».

Проекты ЮСИА тесно связаны с «культурными» и «научными» обменами. Так, в 1984 году конгресс США выделил на эти цели в общей сложности свыше 96 тыс. долл.

Арсенал «психологического терроризма», который исповедуют в Вашингтоне, весьма разнообразен. Не скупятся в США и на денежные инъекции, подстегивающие деятельность разного рода служб по массовой спецобработке людей в разных странах. Многообразие форм американского террора, многоликость его есть концентрированное выражение идеи, довлеющей над умами в Белом доме. Идеи о достижении мирового господства.

Издательство индийской газеты «Патриот» и журнала «Линк» выпустило в конце 1984 года в Дели книгу группы авторов «Единство и безопасность Индии: что им грозит». В нее вошли выступления видных ученых, общественных и политических деятелей и журналистов, с которыми они должны были выступить с трибуны Конференции в защиту национального единства Индии. Свое согласие открыть форум дала премьер-министр Индии Индира Ганди. Но именно в этот день — 3 ноября — вся Индия прощалась со своим лидером, погибшим от рук наемных убийц.

Стоит особо остановиться на содержании этой книги. Ее авторы отмечают, что угрозу Индии представляют быстрое осложнение обстановки близ границ республики, развертывание подрывной деятельности против Индии как внутри страны, так и вне ее. Придерживаясь различных политических воззрений, независимо друг от друга, авторы пришли к единому выводу о том, что угроза единству и свободе Индии никогда не была столь серьезной, как сегодня, и что исходит она от агрессивных империалистических кругов, в первую очередь США.

Во вступительной статье ветеран национально-освободительной борьбы Индии Аруна Асаф Али отмечает, какую большую опасность для всех стран мира представляет нагнетаемая администрацией Рейгана гонка вооружений. Вынашиваемые Вашингтоном планы милитаризации космоса, подчеркивает видная общественная и политическая деятельница Индии, следует рассматривать как преступный заговор против человечества. Она призывает индийский народ не только проявлять бдительность в отношении происков империализма, но и активно бороться за мир, добиваться прекращения гонки вооружений, укреплять экономическую независимость Индии.

Империализм США, пишет Аруна Асаф Али, оказывает нажим на республику, с тем чтобы изменить ее внешнеполитический курс в направлении, не отвечающем ее национальным интересам. Между угрозами извне и действиями врагов изнутри существует прямая связь. В нашей политической жизни появилось новое явление в виде организованного политического терроризма, осуществляемого руками сепаратистов. И чтобы дать отпор врагам Индии, указывает она, надо добиваться повышения среди масс чувства патриотизма, развертывать в стране антиимпериалистическое движение.

О двойной опасности, нависшей над Индией, пишет член Рабочего комитета партии ИНК (И) и парламентского совета этой партии, бывший главный министр правительства штата Пенджаб Дарбара Сингх. За последнее десятилетие, отмечает он, в тактике и политике внешней и внутренней реакции произошло существенное изменение. В середине 80-х годов в американской администрации появились наиболее консервативные, шовинистически и воинственно настроенные лица. Политика администрации Рейгана по отношению к Индии, подчеркивает автор, является продолжением прежнего враждебного курса США по отношению к этой стране, только в более агрессивной форме. Индия стала особым объектом для нападок, поскольку такая крупная неприсоединившаяся страна, как Индия, может так или иначе повлиять на соотношение сил на международной арене.

Как указывалось в одной из публикаций Всеиндийского комитета правящей партии ИНК(И), за вспышками выступлений сепаратистов и террористов в Пенджабе отчетливо видна «иностранная рука». Империалистические державы, продолжает Дарбара Сингх, очень активно действуют также среди сикхов, проживающих за рубежом — в США, Канаде, Великобритании и ФРГ. Через них, а также через западные спецслужбы поступает помощь сепаратистам в Индии. Безопасности и единству Индии угрожают империализм и его союзники внутри страны. После 37 лет независимости мы столкнулись снова с тем, что, как сказал Дж. Неру, «свобода в опасности».

Заместитель председателя издательского совета газеты «Патриот» и журнала «Линк» В. Д. Чопра посвящает свою статью рассмотрению такого феномена, как «религиозное обновление» и использование религии в политических целях. По его мнению, это можно видеть в требованиях групп сикхских фанатиков об образовании сепаратного от Индии так называемого «государства Халистан», сепаратистских лозунгах мусульман в штате Джамму и Кашмир. Автор отмечает, что именно к этому проявляют особый интерес США и другие капиталистические страны, и возникает парадокс, состоящий в том, что те, кто претендует на роль «защитников» демократии, в середине 80-х годов связывают себя с религиозным фундаментализмом. Никогда ранее президент США, указывает В. Д. Чопра, не замечал такого мусульманского праздника, как ид-уль-фитр, а ныне президент Рейган отправляет приветственное послание группе афганцев-мусульман, обосновавшихся в Пакистане.

В. Д. Чопра со всей определенностью заявляет, что «правящие круги США давно стремятся к расколу Индии. На протяжении последних нескольких лет США пытаются подорвать внутреннее положение в стране с помощью операций ЦРУ, экстремистов и сепаратистов, действующих в Индии. Вашингтон также стремится создать враждебную обстановку вокруг Индии, изменить в ущерб интересам этой страны соотношение сил в регионе, заставить республику отвлекать средства и ресурсы от нужд развития на гонку вооружений». В. Д. Чопра подчеркивает, что в 80-х годах ЦРУ стало действовать в развивающихся странах по правилу «шпионь и разрушай». Именно под таким девизом организовывались операции ЦРУ в политических партиях, группах и учреждениях стран, которые были названы «враждебными и недружественными». К этой категории причислена и Индия. ЦРУ, указывает В. Д. Чопра, является важным политическим инструментом администрации США в деле проведения в жизнь американской внешней политики.

Автор отмечает также тесную связь между операциями ЦРУ в Индии и подъемом движения «за обновление религий». Основное направление такого рода религиозных движений с политическими целями, подчеркивает В. Д. Чопра, состоит уже не просто в том, чтобы разобщить народы, а попытаться соединить религию с политикой. Это, продолжает автор, проявляется в современной жизни Индии и в этом суть современного фундаментализма. Он выражается в «акцентировании внешних аспектов религии, вовлечении религии в политику, и прежде всего в бездумном провоцировании эмоциональных вспышек верующих, освобождая их при этом от какой-либо общественной ответственности. Все это служит для распространения лицемерия и обскурантизма». В этом смысле, продолжает В. Д. Чопра, «подобная тактика разрывает связь между тем, что известно как «духовная система ценностей» религии, и социальными обязанностями верующего перед его родиной.

Преподаватель университета имени Дж. Неру Винод Бхатия в статье «Растущая угроза безопасности Индии» указывает на важность, особенно в нынешней обстановке, дальнейшего развития отношений Индии с Советским Союзом, другими социалистическими странами и государствами — членами движения неприсоединения. «Все вместе, — пишет он, — мы стремимся построить новый мир. Мы знаем, что это нелегкая задача. Но мы не остановимся в пути».

Генерал-майор в отставке П. М. Пашрича в статье «Угроза безопасности Индии» указывает, что главную заботу в этом плане вызывал и вызывает Пакистан. «В наших взаимоотношениях с Пакистаном, — пишет автор, — нельзя упускать из виду его тесные связи с США и с «исламскими странами». Каждому непредубежденному человеку ясно, что американо-пакистанская упряжка является формой стратегического согласия, очень похожей на достигнутое между США и Израилем. Суровых последствий такого сговора многие в нашей стране еще не осознают. Поддержка Пакистана со стороны США в случае войны может быть тотальной, и эти угрозы являются реальными».

Характер межобщинных выступлений в сегодняшней Индии рассматривает один из ведущих журналистов Индии Д. Р. Гойял. Он отмечает, что «голоса общинной реакции, приглушенные некоторое время назад, снова зазвенели накануне восьмых всеобщих выборов».

Империализм, продолжает Д. Р. Гойял, пытается расколоть движение неприсоединения, используя этнические различия и религиозные предрассудки населения. На Ближнем Востоке и в Южной Азии мы стали свидетелями того, что называют «мусульманским фундаментализмом», а в нашей стране отмечается зловещий подъем такого же типа фундаментализма, но только в его индуистской, сикхской и мусульманской разновидностях.

Известный индийский экономист Сулекх С. Гупта пишет на страницах книги о «независимом экономическом развитии Индии и угрозах, исходящих от США». Он указывает на большую опасность независимости и свободе страны со стороны «экономического империализма США». «Независимое экономическое развитие Индии, — отмечает автор, — звучит похоронной музыкой империализму. Естественная связь Индии с социалистическими и недавно освободившимися странами в нынешнем мире представляет смертельную опасность для империалистов всех рангов. Соединенные Штаты используют всевозможные средства, включая дестабилизацию, угрозу войны и политический шантаж, они даже использовали ООН, для того чтобы попытаться навязать свою волю молодым государствам. Цель внешней политики США состоит в том, чтобы заставить эти страны, в том числе Индию, пойти по пути зависимого капиталистического развития. При этом они опираются на своих клиентов внутри страны, которые хотели бы ослабить узы сотрудничества и дружбы между Индией и СССР, чтобы США могли оказывать эффективный нажим на правительство Индии и шантажировать его для получения существенных экономических и политических уступок для своих и других империалистических транснациональных корпораций».

Профессор университета имени Дж. Неру Нирмал Сингх пишет, что подъем шовинизма сикхов не является феноменом. Британские колониальные войска и английские исследователи настойчиво его культивировали. Так, малопросвещенному сикхскому населению, например Пенджаба, издавна втолковывали, что «священник — это солдат» и что «религия сикхов не может процветать без политической власти». О фундаментализме сикхов широко заговорили, пишет автор, в связи с выходом на национальную арену в середине 1978 года «святого» Дж. С. Бхиндранвале. Его действия распространялись от «набожных призывов» к «религиозному очищению» до организации террористических команд для уничтожения иноверцев и даже представителей сикхской интеллигенции, не одобрявших подобного подхода к религиозным вопросам.

В послесловии к книге В. Д. Чопра указывает, что «процесс дестабилизации Индии путем использования внутренних и внешних подрывных сил достиг тревожного размаха. Но те, кто думал, что, убив Индиру Ганди, они смогут повернуть события в нужную для себя сторону, обманулись. Сейчас они должны перегруппировать свои силы и готовиться к очередной попытке спровоцировать раскол страны. Поэтому нам надо прежде всего мобилизовать массы и продолжать борьбу в духе заветов Махатмы Ганди, Дж. Неру и Индиры Ганди».

Итак, терроризм. Именно этим словом можно определить весь тот комплекс зловещих акций, которые предпринимаются Белым домом в Индии. Разжигание сепаратизма на северо-востоке страны, в Пенджабе и в Джамму и Кашмире — это терроризм. Попытки дестабилизировать внутриполитическое положение в Индии и ее экономику — и это терроризм. Тотальный шпионаж и плетение диверсионной сети — тоже терроризм, как и наступление на умы молодежи, попытки склонить ее к предательству национальных интересов своей страны, как и отравление эфира густыми волнами лжи, насыщение его информацией различной степени «загрязнения». Экономический и внешнеполитический шантаж, как с использованием валютно-экономических рычагов, так и пушек американских линкоров и ракет Диего-Гарсиа — это тоже чистой воды, или, вернее, самого мутного свойства, терроризм.

Как и во многих других развивающихся государствах, в Индии идет политическая борьба, в центре которой стоят вопросы о путях социально-экономического развития страны. В этой борьбе силы реакции, действуя сегодня по принципу «чем хуже, тем лучше», используют в своих корыстных целях отравленное оружие религиозного шовинизма, местного национализма и сепаратизма. Таким путем они пытаются расколоть единство рабочего класса и трудового крестьянства, отвлечь их внимание от борьбы за свои жизненные права и интересы, добиться сдвига вправо на политической арене Индии. Характерно, что при всей ее разнородности индийская реакция едина в своих антипатиях к любым прогрессивным мероприятиям внутри страны, а также независимому внешнеполитическому курсу, проводимому нынешним правительством Индии во главе с премьер-министром Р. Ганди.

Смиренным просителем, слепым орудием чужой политики, жертвой гегемонистских амбиций — вот чем решительно отказывается быть Индия. С такой перспективой, упрямо, грязными методами навязываемой республике хозяевами Белого дома, не может смириться ее свободолюбивый народ. И нет сомнения в том, что все демократические и национально-патриотические силы страны совместными усилиями сумеют отразить происки внутренней и внешней реакции — главных врагов независимой Индии, ее единства и территориальной целостности — и обеспечить развитие государства по пути мира, демократии и социального прогресса.

Силы международной реакции, возглавляемые американским империализмом, не оставляют попыток навязать свою волю стране, возглавляющей сейчас движение неприсоединения. Корни заговора против Индии глубоки, их питают миллионы долларов, тлетворные плоды его опасны. Но Индия уверенно смотрит в будущее. Народ этой страны имеет богатейшие традиции национально-освободительного движения, он решительно противостоит всяким попыткам, предпринимаемым из-за океана, расколоть национальное единство, подорвать экономику Индии.



1 Sareen H. К. Subversion Incorporated, p. 141.
2 Ibid.
3 Patriot 1983, Jan. 1.
4 Patriot, 1983, Jan. 25.
5 Ibid.
6 Ibid.
7 Ibid.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Луис Мигель, Мартинес Отеро.
Иллюминаты. Ловушка и заговор

Борис Башилов.
Масоны и заговор декабристов
e-mail: historylib@yandex.ru
X