Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Юрий Бобылов.   Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

27. Тайны национальной безопасности и мир «безумных идей»



Выше приведена точка зрения одного из читателей моей статьи в «НВО» «Нетрадиционные войны будущего» на форуме популярного агрессивного сайта «Иракская война» (сегодня в российском Интернете уже несуществующего) посоветовал мне «полечить свою головку». Намек критика моих взглядов на проблемы «мира и войны» более чем прозрачен, вписываясь в третью точку зрения (см.: гл. 25 этой книги) о происхождении социального Зла по 3. Фрейду и К. Юнгу.

В этой связи стоит подумать о полезности для критических ситуаций присутствия тематики национальной безопасности в мире безумных идей общества, государства и отдельной личности. Также интересны коллизии допуска к тайнам национальной безопасности «людей со странностями». Как известно, в обыденной жизни есть люди, классифицируемые не совсем «ненормальными», или люди с некоторыми «комплексами», а история общества полна примеров, когда их вхождение в структуры власти, идеологии или культуры приводило к чудовищным последствиям (случаи с одиозными Нероном, маркизом де Садом, А. Гитлером, И. Сталиным и др. ).

Возникает вопрос о качестве «российской почвы», куда сегодня бросаются самые разные «семена», а также о «здравомыслии» ряда наших политиков и идеологов.

Например, вот что очень громко сказал в конце ноября 2007 г. бывший кремлевский советник А. Илларионов о так называемой управляющей страной «Корпорации»: «При наличии ещё больших количественных и качественных аналогий нынешнего российского режима с самыми известными преступными сообществами – итальянскими “Коза Нострой”, “Каморрой”, “Ндрагетгой”, китайскими “Триадами”, российскими “ворами в законе” – всё же следует признать, что сохраняются и существенные различия. Мафия имеет свои принципы, правила, кодексы поведения, жестокие, чудовищные, неприемлемые для цивилизованных граждан. Но эти правила существуют, и руководство, и члены преступных сообществ в большинстве случаев всё же им следуют. То, что происходит в сегодняшней России, плохо походит на следование правилам и кодексам поведения, какими бы отвратительными они ни были. Нынешняя российская ситуация кажется более похожей на нестабильные группировки городской шпаны, отличающиеся неустойчивостью настроений и непредсказуемостью поведения – от отношений, кажущихся весьма доброжелательными, до внезапного удара финкой».

На мой взгляд, Л. Илларионов – уже изменник, человек, вставший на путь подготовки антиконституционного государственного переворота.

Противоречивая российская жизнь ставит всё новые сложные вопросы по обеспечению национальной безопасности России, показывающие необходимость перехода к «мобилизационной модели» социально-экономического развития. Россия не может иметь внутриполитическую стратегию на дальнейшее взращивание числа российских миллиардеров.

По мнению автора, стали «критичными» и рубежи национальной безопасности РФ. Очень многих беспокоит вопрос, почему не развивается и не заселяется российский Дальний Восток, кто сегодня в Минфине и в Минэкономразвития России тормозит инвестиции в эти стратегически важные территории.

Поневоле, начинаешь думать, что где-то рядом, на улицах Москвы и Петербурга, тайные влиятельные ВРАГИ НАРОДА.

Важно, что во влиятельных кругах российской элиты усилился интерес к идеям кардинальной смены внутриполитического курса, что активизирует интерес и к теориям заговоров и государственных переворотов.

Теория заговора против сложившегося в России политического строя представляет прямой интерес для спецслужб страны, а в более редких случаях – для допущенных российских психиатров. Сегодня эта интересная тема влечёт даже выпускников знаменитого МФТИ, уехавших на работу в США, о чём говорит, например, бостонский литературный журнал «Лебедь». В номере 416 от 6 марта 2005 г. были опубликованы сразу две содержательные статьи по теме: И. Олейник – «10 вопросов об “оранжевой” революции в России» и Коммик (псевдоним) – «Квантовая политдинамика, или О теориях заговоров».

В соответствии с тезисами последней статьи, теория заговора предполагает, что существует глубоко законспирированная группа людей, или организация (например, масоны, новые тоталитарные секты, ультралевые и ультраправые политические партии), или даже один человек (например, широко известный по романам А. Дюма французский кардинал Ришелье), которые способны изменить течение исторических процессов, оставаясь при этом в тени и поддерживая впечатление, что процессы эти протекают сами по себе, «естественным» путём, а не в их интересах.

Возможное временное поражение интересов заговорщиков имеет временный характер: жертвуется слон, чтобы в конце игры захватить ферзя. Впрочем, заговоры могут терпеть и абсолютное поражение, оставаясь заговорами в том смысле, что никто не догадывается о движущих силах произошедших событий.

История новой и новейшей России (включая бывший СССР) полна случаев самых разных заговоров. Часть из них была инспирирована зарубежными дипломатами и разведками в качестве специальных тайных операций. В 80-е годы существовала секретная англо-саксонская стратегия НАТО по подрыву политической системы СССР и его развалу. Частично она реализовалась в 90-е годы. Однако по целому ряду признаков общий стратегический плана Запада не совсем удался (случай с Беларусью и др. )

У страны не будет благополучного прошлого, если все мы забудем собственную историю заговоров и государственных переворотов.

Новые стратегии по военному усилению Китая и поддержке его амбиций ориентируют на развязывание крупномасштабной войны с Россией. После взаимного истощения геополитических гигантов план установления полной гегемонии США и НАГО в мире станет близок к завершению.

Внешние спецоперации также увеличивают угрозы для преимущественной православной России со стороны набирающего силу воинствующего ислама.

Другая подрывная стратегия призвана мирно изменить политический строй в нашей стране путём «оранжевой революции» при участии таких политических оппонентов нынешнего Президента РФ, как М. Касьянов, Г. Каспаров, А. Илларионов, М. Горбачев и др.

Дополнительная сложность парадигмы заговоров проистекает ещё и из того, что после обнаружения заговора первого уровня может потребоваться найти заговор второго уровня, в котором ещё более искусные заговорщики манипулируют первым уровнем, и т. д. Кажется, здесь вновь проявляются растущие угрозы американского психотропного воздействия на российские умы из космоса. Вызывает опасения и развертываемая США система «HAARP» с неясным военным потенциалом.

В общефилософском плане ход истории Цивилизации идёт однозначно к НОВОМУ МИРОВОМУ ПОРЯДКУ под управлением Мирового Правительства. Последние достижения научно-технического прогресса (техника, радиофизика, инженерная генетика и др. ), часть из которых глубоко секретна, вполне позволяют насильственным путём, при участии военных и спецслужб, достичь целей политической и экономической глобализации.

С другой стороны, история науки показывает, что многие секретные исследования и разработки (в том числе в США), с одной стороны, весьма опасны для природной среды Земли, но с другой – это кардинальное военное или специальное средство для решения важных цивилизационных социальных проблем перехода к «устойчивому развитию» человечества.

Каким же требованиям должны отвечать заговорщики?

Они должны быть самоотверженно преданны своей идее, а также быть в высшей степени рациональными и последовательными людьми. Проще говоря, они должны быть скорее совершенными компьютерами, чем людьми, в той или иной степени обуреваемыми страстями. Однако такой «компьютер», если и родится раз в столетие, вряд ли обретёт наследников себе под стать. Думается, именно «несовершенство» человеческой природы делает невозможным сколько-нибудь последовательную заговорщицкую деятельность.

Какова же связь между заговорами, эмоциями – спросит нетерпеливый читатель. Есть, есть связь, и вполне непосредственная.

Заговор, чтобы быть успешным, должен осуществляться человеком или людьми, лишёнными страха за свою жизнь и жизнь своих близких, корысти (иначе – предательство), личных предпочтений (иначе – милосердие), и т. п., то есть, проще говоря, любых эмоций. А таких людей практически не бывает,

Вспомним, что катастрофа гитлеровской Германии явилась исключительным продуктом эмоциональности и сентиментальности фюрера. Гитлер верил в солидарность арийского духа, поэтому у него и в мыслях не было ожидать от англо-саксов удара в спину. В то же время неумное самодовольство помешало оценить военный и, главное, духовный потенциал русских недочеловеков. Гениальный злодей Гитлер сделал грубейшие просчеты исключительно по эмоциональным соображениям, полагая, что желанный тысячелетний Великий Рейх можно создать за ближайшие 10-15 лет. Но за это время нельзя воспитать нового ницшеанского человека.

Люди правят миром, и эти люди эмоциональны: в их действиях гораздо больше импульсивности и предрассудков, чем трезвого расчёта.

Положить в основу заговора против России лишь большие деньги – это совсем глупо. Такие деньги многими политическими оппонентами уже заработаны в нефтегазовом комплексе или даже при экспорте вооружений и военной техники.

Жажда власти, как и жажда наживы, – явления, как правило, совершенно иррациональные. Британцы, к примеру, давно поняли, что неоколониализм является гораздо более эффективной системой эксплуатации третьего мира, чем прямое колониальное управление, так же как труд крепостных экономически более выгоден для их хозяина, чем труд рабов. Вопреки известной поговорке, наличие силы не избавляет от необходимости наличия ума. Американцы же сейчас вдруг ринулись осуществлять архаичный колониальный диктат, впав в полное умопомрачение и забыв без следа красноречивые уроки даже новейшей истории.

Крайне опасно для заговорщиков работать с талантливыми, но не совсем нормальными или трудно управляемыми людьми (типа В. Новодворской и др. ).

Говоря об эмоциональности, следует упомянуть и одну из самых трудных проблем заговорщиков-конспираторов – проблему доверия и, соответственно, предательства. Даже новейший опыт США в реформировании служб национальной безопасности и внешней разведки показал, как трудно найти надёжных и неболтливых людей для нового «настоящего дела».

Крайне трудно обеспечить полную секретность даже для «своих» важных поручений. Большие проблемы возникают при привлечении в ряды заговорщиков влиятельных работников служб разведки и контрразведки, личной охраны первых лиц страны.

Наконец, открытые исторические данные показывают, что человеческому разуму в самых оптимальных обстоятельствах просто не удаётся управлять развитием человеческого общества в «искусственном» направлении, если только это направление не совпадает с тем, по которому общество пошло бы безо всякого вмешательства вождей-заговорщиков. Возьмём, для примера, двух величайших политических деятелей двадцатого века – Сталина и Гитлера. Вот, казалось бы, урождённые гении заговора. Когда они достигли вершин своего могущества, им и к заговорам прибегать не нужно было более: воплощай свои самые смелые замыслы открыто – под восторженный рев толпы. И что же? Положим, Сталин предвидел, что репрессии против инакомыслящих не приведут к отторжению от него народа, но он не смог предвидеть, что очень скоро после его смерти молодёжь продаст его самые великие идеалы за «новое» американское кино или белые джинсы.

Достигнутые же нашими врагами в 80-90-е годы политические и экономические достижения также весьма призрачны (конец этой эпохи тайных перемен уже виден простому обывателю). В этой ситуации даже нормальный человек, живущий в России, начинает задавать самому себе «странные вопросы». В их число смело вторгается «теория заговора»: то ли уже предали нас, то ли вполне готовы к большому заговору мы сами?

Также важно понять, кто наши враги? Они – «внешние» или «внутренние»?

Интересен вопрос и для психиатров: некоторые российские политики и политизированные управленцы (с идеями СПС, ЛДПР, КПРФ и др. ) в здравом уме или нет?

Итак, в большинстве случаев не может быть дано однозначного ответа о том, что явилось причиной тех или иных судьбоносных событий – заговор ли полный, или частичный, или просто людская глупость, которой всегда в избытке на всех уровнях социальной пирамиды. Но сегодня не стоило бы исключать возможность наличия тех или иных элементов заговора.

Такие соображения мной были изложены в журнальной статье «Психотронная Голгофа»: национальная безопасность в мире «безумных идей» // «Национальная безопасность и геополитика России», 2005, № 1-2, с. 89 – 101. http: //psiterror. ru/p/content/content. php? content. 24 За прошедшие три года возникло много новых вопросов о целях нашего развития, в том числе о целях в научно- технической политике.

Сегодня меняются взгляды на проблемы национальной безопасности не только патриотически-настроенных специалистов министерств и ведомств, включая российских учёных из системы закрытого ВПК с их оправданным интересом к реализации международных коммерческих проектов, но и сотрудников ФСБ России и других правоохранительных структур. Среди них «шпионские» и «лжешпионские» – лишь одна из актуальных коллизий.

Ситуация в России, в сравнении с большинством соседних европейских и азиатских стран, более чем «странная». С позиции житейского здравого смысла многие решения российского правительства вызывают недоумение.

В «низах» и в «верхах» растёт оппозиция.

Всё это, по мнению автора, отражается на национальной психологии (что, как и где зреет смута) и имеет свой «защитный аспект». При переходе к новым стратегиям политического, экономического и военного развития следует полнее учитывать появление принципиально новых видов оружия и военной техники, включая и новейшее биологическое оружие для расовых войн скорого будущего.

В более широком контексте можно говорить о наличии не только правовых, но и деликатных этических проблем национальной безопасности (общества, государства и отдельной личности) в мире «безумных идей».

Яркие или дерзкие идеи, например, на темы разработки и применения разнообразного новейшего оружия, вызывают интерес не только у экспертов по обеспечению национальной безопасности России и влиятельных дальновидных политиков страны, но и высокочувствительных людей, поддающихся впечатлительному идеологическому воздействию. Засекреченность же такого оружия всегда имеет свои временные рамки. Также в обществе есть немало неудовлетворённых жизнью людей, склонных уже завтра найти себе единомышленников и создать новую тайную тоталитарную секту или ультрарадикальную политическую партию.

Многие важные идеи «ненормальных» в ходе тайных или гласных жизненных размышлений прямо сводятся к обретению ими власти, в том числе путём участия в масштабном терроризме.

На стыке политики, национальной безопасности и психиатрии рождаются разные вопросы.

Что означает признать кого-то из разгадывающих тайны жизни и эволюции общества ненормальным?

Как возникают сами этические или правовые нормы и психологические патологии?

Кто и по какому принципу устанавливает границы между тем и другим, вводя в известных случаях ограничения на доступ человека к опасным тайнам нашей жизни?

Почему это разграничение всегда носит деликатный характер и часто осуществляется от имени науки или интуиции лидера (гуру и др. ) и в какой мере оно действительно носит характер конечной истины?

Лично передо мной такие непростые вопросы иногда ставила как прошлая секретная научно-исследовательская деятельность, так и сама непростая жизнь в закрытом советском ВПК.

Для начала обратимся к интересным размышлениям известного французского психиатра Мишеля Фуко «Ненормальные», недавно изданной в России [93].

В поисках ответов на такие вопросы Фуко вынужден терпеливо распутывать тесно переплетённые между собой юридические, медицинские и политического аспекты функционирования власти в обществе или социальной группы цивилизованной Европы.

По мнению Фуко, до XVIII века главным инструментом власти было простое исключение, преследование или постепенное отторжение индивидов (особенно со странностями), не отвечавших некоторому общезначимому образцу поведения. На рубеже XVIII-XIX веков формируется новый, гораздо изощрённый механизм власти, основанный не на отторжении непокорных или непредсказуемых людей, а на активном вовлечении их в сферу властного контроля, в том числе с использованием специальных служб безопасности. Если ранее было характерно представление о потенциальном преступнике как о чудовище, поведение которого нельзя объяснить и подлежащем приговору смерти или изоляции в тюрьме, то позднее кроме права в этот контрольный процесс вовлекается психиатрия. Фактический или потенциальный преступник может рассматриваться как «ненормальный индивид», чьи отклонения от нормы подлежать научному объяснению, а затем и коррекции с помощью особых, специально разработанных приёмов.

Ненормальный опасный человек подлежит не столько неприятному и мучительному наказанию, сколько экспертному обследованию и последующему исправлению в процессе изоляции от общества, лечения и многообразному дисциплинарному воспитанию. В этом процессе отработки механизмов власти образ любого монстра (кроме редких исключений) вытесняется образом ненормального человека, который хотя и может жить где-то рядом, но не может участвовать в тайных и деликатных технологиях власти.

При этом, отмечает Фуко, власть меняет свой внешней облик перед общественностью, перестает быть силой, действующей прямо и грубо, превращается в осторожное, вкрадчивое присутствие, пронизывающее самые интимные сферы частной жизни, в том числе и интимно деловой или сексуальной. Этот сформировавшийся сегодня незаметный социальный контроль, не имеющий чёткого источника по его исполнению, но проникающий повсюду и эффективно поддерживающий определённый общественный уклад.

В чисто психиатрическом плане Мишель Фуко почти вне конкуренции.

Во-первых, методики психиатрической диагностики власти почти безупречны и диагноз «ненормальный» стал неотъемлемой частью многих судебных расследований. Однако слабым звеном в такой диагностике является почти обязательное вовлечение самого психиатра в систему господствующей власти.

С другой стороны, неоднозначность этого процесса диагностики со стороны учёных медиков предопределяется всегда имеющейся борьбой различных научных школ. Так, для одних сегодня психоаналитик 3. Фрейд кумир и «отмычка» на пути к истине, а для других – «устаревшая психиатрическая школа».

Во-вторых, психиатр Фуко, по нашему мнению, мало был знаком с секретными управленческими технологиями современной власти, составной частью которых стали не только внешняя (в том числе и конкурентная) разведка и контрразведка, но и сама прикладная психиатрия, способная изощрённо довести обычного простого и здорового человека до крайне нервного состояния и умопомешательства.

Коллизии защиты государственной тайны и психического состояния здоровья самого человека весьма сложны и многоаспектны. Работать с государственными тайнами должен лишь психически здоровый человек, отдающий себе отчёт в своём поведении и своих поступках. Но это лишь общая тенденция, в рамках которой могут быть, есть и будут какие-то отклонения.

Так, практика даёт нередкие примеры, что в обстановке крайне засекреченной деятельности, усиленного контроля администрации и контрразведывательных служб, шпиономании и т. д. даже у крепкого человека может сдать психика. Между тем, именно в рамках особого психологического и психиатрического состояния иногда и осуществляется засекречивание. Это засекречивание чаще всего бывает завышенным. Редкие случаи «борьбы с засекреченностью» имеют уже иные последствия. Всё это говорит о прямой и обратной зависимости между типом секретной структуры и психическим состоянием её работников.

По существующему законодательству не все российские граждане могут войти в сферу засекреченной деятельности. Дело в том, что имеется ряд ограничений на получение допуска (ст. 22 Закона РФ «О государственной тайне»). В частности, гражданин РФ может не получить допуска при наличии медицинских противопоказаний для работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну, согласно перечню Минздрава РФ.

В реальной практике подобные жёсткие нормы в целом соблюдаются, но сами жизненные реалии их модифицируют. Так, при необоснованном отказе в получении допуска для физического лица в соответствии с законом РФ «О государственной тайне» гражданин может апеллировать к судебной власти.

Сегодня формально эта проблема решена при участии Минздрава РФ.

Одним из нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, направленных на защиту российской государственной тайны, стал приказ Минздрава РФ от 16 марта 1999 г. № 83 «О перечне медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну». Он подготовлен и утверждён во исполнение статьи 22 закона РФ «О государственной тайне». Приказ краток и лишь утверждает перечень медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну. Примечательно, что и сам перечень таких противопоказаний, данный в приложении к приказу, лаконичен.

Есть прямой смысл привести текст перечня полностью:

«Перечень медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну:

1. Хронические и затяжные психические расстройства с тяжёлыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями.

2. Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ:

синдром зависимости от алкоголя (третья стадия) с признаками резидуальных и отсроченных психических расстройств;

синдром зависимости, развивающийся вследствие употребления наркотических средств или психотропных веществ».

Как видно из перечня, основным критерием для допуска или недопуска человека к государственной тайне является «тяжесть» заболевания, которая могла бы отразиться на исполнении определённых рабочих функций человека. Другой вывод, который можно здесь сделать, состоит в том, что более лояльное отношение медицины к допущенному человеку ожидается в случае не «хронических или затяжных психических расстройствах».

В новом учебно-методическом пособии для практических работников, профессорско-преподавательского состава и слушателей учебных заведений ФСБ России «Государственная тайна и её защита в Российской Федерации» этот приказ Минздрава России приводится, но уважаемыми авторами не комментируется [50, с. 365].

Рассматриваемая деликатная проблема имеет не только чисто медицинское, но социальное решение (в том числе при участии ФСБ России). Наибольшее значение поставленный вопрос имеет применительно к такой категории работников как учёные.

Как автор серии статей но тематике государственной тайны я не могy не затронуть проблему допуска к гостайне работников с «нетрадиционной сексуальной ориентацией» – мужчин-гомосексуалистов и женщин-лесбиянок. Хотя это во многих странах совершенно новый вопрос, он требует своего решения именно в плане допуска таких работников к гостайне. Конечно, должны быть достаточные правовые основания.

Если таких правовых оснований пока нет, то на уровне Государственной Думы, ФСТЭК и ФСБ России следует провести соответствующий научный анализ и выработать рекомендации.

В России многие громкие шпионские процессы связаны, как ни странно, также с учёными. Вообще это трудно предсказуемый и управляемый тип граждан для любой страны. Важно и то, хотят многие люди жить и работать в такой «либерально-демократической» России или они перед лицом надвигающихся мировых катастроф и скорых геноцид- ных войн выбирают «новый российский порядок» и научнообоснованный тоталитаризм в центре и на местах?

Для справки: в 1991-2004 гг. общее число занятых в науке и научном обслуживании сократилось с 1,7 млн до 810 тыс. человек. Более 250 тыс. крупных специалистов уже уехали за границу.

Однако сегодня мечтают уехать туда же, по данным социологических опросов, ещё до 80% российских учёных (по сути дела, речь идёт о крупнейшей национальной катастрофе страны). Больше всего востребованы физики (30%), биологи (23%), математики (9%), специалисты общественных наук (6%), медики (4%). В США едут 29%, в ФРГ – 19%, во Францию – 6, 5%, Великобританию – 5%, Японию – 4%, Швецию – 3%, Индию, Италию, Нидерланды и даже КНР – по 2%. (см.:

О. Джермаль и др. Топ-8 учёных-шпионов. Кого и как можно обвинить в шпионаже? – «Версия» от 7 февраля 2005 г. ).

Вот что пишет в «РБК-daily» (29. 11. 2007) Е. Люльчак: «По утверждениям экспертов, если бы Западная Европа и Америка самостоятельно обучали переехавших к ним на ПМЖ студентов и аспирантов, их университеты потратили бы около 1 трлн долл., то есть сумму, превышающую объём российского ВВП за 2006 год. А так доход от привлечения в США одного учёного-гуманитария составляет- 230 тыс. долл., обществоведа – 235 тыс. долл., инженера – 253 тыс. долл., а врача – 646 тыс. долл. При этом эмигрировавшие специалисты соглашаются на минимальную зарплату американского лаборанта 1, 5 тыс. И если Россия, теряя интеллектуальный потенциал, терпит громадные убытки, занимая менее 1% мирового рынка наукоёмких технологий, то страны, принимающие российских учёных, выходят на первые места по своему научно- техническому потенциалу».

См.: http: //www. rbcdaily. ru72007/l l/29/cnews/305824

«Нормальны» ли все эти российские учёные и инженеры?

Безусловно, что материальные трудности выживания российских учёных после 1991 г. основательно подорвали не только физическое, но и психическое здоровье. Важен фактор тотальной «нелояльности» наших учёных к сформировавшейся в РФ системе власти и искажённых жизненных ценностей материального производства, торговой политики, обыденного стиля российской жизни.

С позиции диагностики степени вхождения России в вполне возможный тоталитарный криминально-олигархический режим, ориентированный лишь на добычу и продажу на мировых рынках природных ресурсов и первичного сырья (нефть; газ; чёрные, цветные и редкоземельные металлы; лес; удобрения; мороженая морская рыба и др. ) и последующий вывоз капитала за границу, следует отметить, что в стране пока есть возможность открытого выражения населением и самих учёных недовольства своей жизнью.

Наконец, ещё действует вполне качественная Конституция РФ, устанавливающая «рамки» ответственности и свободы.

По мнению автора, в психотронном и психотропном аспектах было более опасно, если бы при глобальной нищете народа и даже среднего класса и очевидном разрушении наукоёмкой промышленности все мы всё более стали бы испытывать непонятное чувство душевной благодати, повышенного жизненного тонуса и даже очень приятных галлюцинаций. Новые поколения синтетических наркотиков можно открыто подсыпать на основе особых пищевых добавок, например в хлеб. Конечно, небольшая часть посвящённой в особые государственные тайны российской политической элиты знала бы о тайных технологиях и процедурах наркотического оболванивания простого российского населения.

Это вполне возможное в современном мире чудовищное преступление против народа через несколько лет закончилось бы полным военным и геополитическим разгромом реформируемой России. Представляю, как секретные авиационные или атомные конструкторы на своей работе пребывают в приятных ощущениях неземной умиротворённости. Но по известной русской поговорке – «шило в мешке долго не утаишь».

Нарастающие криминальные процессы и их засекречивание под «лжеблагородными» предлогами не отвечает целям создания сильной страны с высокотехнологичной конкурентной экономикой и высоким благосостоянием среднего класса.

Это надо учитывать при допуске в государственной тайне.

В своей статье «Гостайны невидимая сила» («Экономические стратегии», 2004, № 4 и 5-6) я дал новую трактовку государственной тайны РФ, более тесно увязав её с идущим обострением в стране внутриполитической ситуации, чреватой серией государственных переворотов (отсюда необходимость усиления ряда структур ФСБ России). Всё это изложено выше.

Как известно, некоторые крупные учёные, в том числе из ВПК, за свой результативный вклад в науку периодически платят своим психическим здоровьем. Конечно, здесь лишение их уже имеющегося допуска к государственной тайне имеет свою систему противопоказаний и нужна особая гибкость как врачей, так и специалистов режимных служб в реализации этого приказа Минздрава РФ.

На этом национальном фоне надо также признать, что современная наука(в том числе и военно-ориентированная) весьма иррациональна и не совсем «нормальна».

Всё это пришлось глубоко прочувствовать и автору данной работы, отметившему нормативные демографические рубежи для устойчивого развития новой цивилизации к 2025 г.

Здесь имеет смысл ещё раз привести точку зрения Т. Дичева, болгарского доктора медицины и философии, врача, эколога и психоэнергетика.

В статье «Наука – мистика – мифотворчество» («Мир непознанного», РИА «Новости», 1998, № 2, с. 6) он справедливо, на наш взгляд, пишет, что «так называемые фундаментальные науки построены на мифологии, составной частью которой и являются “научные гипотезы”».

Говоря же об иррациональности и ненормальности научной деятельности, Т. Дичев пишет:

«Не только в прошлом, но и в настоящее время многие исследователи ведут как бы раздвоенную жизнь в науке и паранауке. Получается, что разум питается наукой, а подсознание – мистикой, оккультизмом, мифотворчеством и эзотерическими знаниями. Очень часто их синтез и обобщение выдаются в виде научных идей, гипотез, концепции и теории. Кто из учёных и исследователей являются чаще всего фантазерами, фантастами, мистиками и мифотворцами? Это обычно физики, математики, химики. Именно среди них родился парадоксальный “критерий” истинности: “Эта теория недостаточно безумна для того, чтобы быть верной”. Это ли не торжество мифа, мистических и эзотерических знаний? ».

В своей обстоятельной науковедческой статье А. М. Хазен даёт такое определение: «Лженаукой является введение в процесс научной работы, научных публикаций и обсуждений политических и религиозных установок, преднамеренной фальсификации экспериментов, прямой или косвенной цензуры, а также методов уголовного мошенничества, использующих научную терминологию, научные степени и звания, в частности, при рецензировании научных работ» (http: psys. web. ru / db/msg. html? mid=1185428&s=l 10104110 – О лженауке, её последствиях и об ошибках, с. З),

Но истинность или ошибочность любого научного или псевдонаучного текста устанавливается путём коллегиального междисциплинарного (возможно и секретного) обсуждения и проверки результатов на практике, в теоретической, инженерной или технологической работе.

С другой стороны, некоторая «ненормальность» учёных не только в естественных, но и в общественных науках является особым фактором их продуктивности и результативности. Кроме того, аксиоматическая дерзкая истина, даже если она глубоко секретна, предполагает конструктивную критику и дальнейшую доработку.

Всё это следует учитывать и читателю данной монографии.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Боголюбов.
Тайные общества XX века

Луис Мигель, Мартинес Отеро.
Иллюминаты. Ловушка и заговор
e-mail: historylib@yandex.ru
X