Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Я. С. Гросул.   Карпато-Дунайские земли в Средние века

Рецензия. К. Д. Петряев. О социологических проблемах исторической науки

Перед нами книга С. А. Мадиевского «Методология в методика изучения социальных групп в исторической науке». В ней сделана попытка сформулировать основы некоторых специальных методов н приемов изучения социальных групп в исторических трудах. Автор считает, что «историческая социология является общей зоной исторической и социологической наук». Это, мы полагаем, необходимо подчеркнуть, поскольку, в трудах части обществоведов нередко можно встретить элементы недооценки органической связи социологии и истории. С. А. Мадиевский отмечает, что при этом надо исходить из общих методологических принципов, присущих как истории, так и социологии. Один из таких принципов состоит в рассмотрении психологии, мышления, поведения классов, социальных групп, отдельных личностей с учетом конкретной исторической обстановки. Это позволяет дать относительно определенную характеристику возникновения, развития и тенденций трансформации тех или иных классов, социальных групп, слоев и т. д.

Автор далее формулирует задачи историко-социологического исследования, выделяя вид необходимых приемов как общей, так и специальной классификации изучаемых объектов. Обращается внимание на анализ элементов, из которых складывается структура той или иной социальной группы. Автор четко определяет значение ряда частных методик, позволяющих вести анализ после тщательной подготовки соответствующего материала, включая статистические данные. Нельзя не отметить ценность соображений автора относительно отбора и критической сравнимости различных источников с акцентом именно на социологическое изучение.

На этой основе С. А. Мадиевский предлагает ряд схем изучения социальных групп в том или ином историческом периоде. Конечно, эти схемы условны, хотя без них нельзя обойтись. Чаще всего, однако, схема, структура, последовательность изучения диктуется, с одной стороны, характером содержания источников, с другой — задачей, стоящей перед ученым. Следует учесть еще одно обстоятельство, которое, правда, в книге С. А. Мадиевского специально не рассматривается. Для плодотворного анализа социальных групп имеет важное значение исследование различных уровней их духовной культуры в широком смысле. Это — общественная психология. Это — обыденное сознание. Это — идеология. Это — научное сознание. В краткой статье мы, разумеется, не можем останавливаться на данном вопросе, но должны отметить, что без учета различных уровней духовной культуры анализ социальных групп не будет достаточно эффективным.
Автор четко определяет свою позицию по отношению к различным точкам зрения иа проблемы интереса, потребностей, целей, мотивов социальных групп. Мы можем отметить, что авторская позиция нам кажетси вполне обоснованной. Однако следовало бы, так сказать, подняться до философского обобщения этой позиции, в частности, рассмотреть вышеперечисленные проблемы через призму категорий материалистической диалектики. Например, недостаточно сделать ссылку лишь на категории общее—особенное— единичное.

С. А. Мадневский справедливо подчеркнул необходимость в новых исследованиях опираться на все ценное, содержащееся в предшествующих трудах. Мы должны обратить внимание на это потому, что нередко прямо или косвенно ученые игнорируют достижения прошлого. Тем самым нарушается последовательность и преемственность в науке. Между тем еще великий американский поэт У. Уитмен правильно говорил: «Закон законов — закон преемственности, ибо что такое настоящее, как не росток прошлого?»

Переходя к вопросу о моделировании, автор анализирует различные способы создания научного социально-исторического типа. На наш взгляд, автор справедливо с осторожностью относится к моделированию, ибо этот способ можно использовать лишь в пределах целесообразности и ограниченной его эффективности. Что касается типологии, о которой писали классики марксизма-ленинизма, то ясно, что она действительно имеет весьма важное методологическое значение, не всегда учитываемое многими историками. При этом мы должны отметить, что типология не только помогает понять действия, помыслы, умонастроения отдельных исторических личностей. Она, бесспорно, облегчает раскрытие мотивов и деятельности целых социальных групп (по крайней мере, по «генеральной линии» их возникновения и развития).

Автор останавливается на соотношении социального и нравственного аспектов изучения социальных групп в истории. Но этот вопрос у него недостаточно подробно освещен. В связи с этим мы хотели бы отметить необходимость разработки методов, позволяющих не механически, а органически увязать три стороны в анализе социальных групп в истории: политическую, социальную и культурную (в смысле уровня образованности данной группы). Поясним это соображение на одном историческом факте. Известно, что в революциях всегда возникает своеобразное противоречие между требованиями масс и их политическим выражением. Почему? Да потому, что во всех буржуазных революциях прошлого социальное движение, хотя оно не может не быть одновременно политическим, все же в каждый данный момент предъявляет более решительные требования, чем те, которые в состоянии удовлетворить социальная группа, стоящая у власти.

Это вполне естественно, во-первых, вследствие отсутствии у народных масс опыта политической борьбы, а чтобы приобрести его, массы должны пройти длительную школу борьбы. Во-вторых, потому, что массы выдвигают такие социальные требования, которые всегда идут дальше того, что достигла в данный момент буржуазная революция. Несмотря иа то, что в этих революциях основной движущей силой были народные массы (а в определенный период даже гегемоном, например, плебейские массы в определенный момент якобинской диктатуры во Франции), власть оставалась у буржуазии. Здесь, следовательно, налицо глубокое противоречие между' стремлением масс к непрерывному развитию революции до тех пор, пока она не осуществит их требований, и усилиями буржуазии ограничить эту революцию лишь теми результатами, которые ей выгодны. Отсюда ясно, что социальный и политический аспекты всякой досоциалистической революции не могут совпадать, и между ними необходимо проводить различие. Не случайно К. Маркс, изучая революцию 1848 г. во Франции, написал две работы: одну («Классовая борьба во Франции 1848—1852гг.») он посвятил социальному аспекту этой революции, другую («18 брюмера Луи Бонапарта»)—политическому. Кстати говоря, и периодизация событий у К. Маркса в обоих трудах разная: в первом случае события периодизируются по переломным моментам в изменениях соотношения социальных сил в стране, в другом — принимается во внимание изменение соотношения борющихся между собой политических сил.

Лишь в социалистических революциях происходит относительное совпадение социального и политического аспектов революции, что отражает руководящую роль самого передового и революционного класса в мировой истории — пролетариата. Вот почему надо уметь связать анализ социальных групп с вышеуказанными тремя сторонами. Тогда и нравственный аспект будет выясняться более четко.

Последующие разделы книги посвящены характеристике ряда методов. В частности, автор уделил внимание применению математико-статистических методов. Однако следовало бы, на наш взгляд, более четко сформулировать условия, при которых эти методы себя могут оправдать. По нашему мнению, во-первых, необходимо наличие однотипных и одно порядковых данных, причем за длительный период истории. Во-вторых, математические методы все же дают лишь количественные характеристики, которые для анализа существа психологии и поведения социальных групп могут быть использованы только косвенно. В-третьих, математические методы применимы при изучении повторяющихся явлений в истории той или иной социальной группы, что звучит весьма неопределенно, если мы признаем динамику и качественные изменения в структуре классов и социальных групп. Отсюда и отмечаемая автором необходимость разумного сочетания специфических методов исторической и социологической наук с теми целесообразными для них методами, которые использует естествознание, если это сочетание осуществляется на методологической основе диалектического материализма. Гиперболизация и универсализация естественнонаучных методов неизбежно ведет к односторонности, схематизму и идеализму.

Автор далее дает оценку структурно-функциональному, генетическому методам как, по его мнению, общенаучным. Затем он относит к частным методам статистический, типологический и метод выборочных случаев. Не входя в разбор точки зрения автора, поскольку у нас нет особых возражений, мы считаем, однако, что перечисленные методы, во-первых, не могут быть отнесены к общенаучным методам, во-вторых, они формулируются другими авторами не совсем точно. Генетический метод есть метод исторический (в любой науке, а не только в исторической). Когда же речь идет об изучении лишь структуры при данном ее состоянии, то следует найти метод ее изучения. Иначе получается, что структуры надо изучать при помощи... структур. Точно так же обстоит дело, когда говорят о так называемом «системном методе». На самом деле надо находить наиболее целесообразные методы изучении систем. Если же речь идет о «функциональном методе», то имеют, по-видимому, в виду действие какой-то структуры, системы и т. д. Наконец, это же самое следует сказать и о типологии, ибо выделить определенные типы можно при применении определенных методов, а их надо предложить.

Разумеется, не вина С. А. Мадиевского, что у нас часто беззаботно относятся к терминологии и широко распространяются не совсем точные определения. К сожалению, сам автор не счел нужным остановиться на данном вопросе.
Мы полагаем, что С. А. Мадиевский провел большую и весьма скрупулезную работу, составив нечто вроде развернутой программы будущего обстоятельного исследования весьма важной во всех отношениях темы. Для этого труда потребуется, конечно, еще немало усилий, но начало положено плодотворное, интересное.

Со своей стороны, нам хочется высказать ряд рекомендаций, без учета которых, по нашему мнению, нельзя решить проблему.

1. Следует показать, как конкретно воплощаются в историко-социологических исследованиях принципы диалектики (принцип развития, принцип единства мира в его материальности, принцип взаимосвязей и взаимодействия, принцип каузальности).

2. На основе этих принципов надо раскрыть значение общефилософского метода материалистической диалектики, чтобы логично можно было переходить к анализу социальных структур через призму ее законов и категорий.

3. На базе вышеизложенного следует предпослать конкретному социологическому исследованию характеристику значения для него общенаучных принципов объективности, познаваемости, детерминизма, историзма, единства теории и практики, партийности. Не подлежит сомнению, что в анализе социальных структур прошлого принципы преломляются специфически. Определение этой специфичности является важной задачей.

4. Отправляясь от характеристики общенаучных принципов, надо, на наш взгляд, определить содержание и пределы анализа социальных структур на эмпирическом и теоретическом уровнях. В частности, важно установить, как наиболее целесообразно изучать социальные структуры на основе научных теорий, законов, гипотез на эмпирическом и теоретическом уровнях исследования. Представляет также интерес определение роли интуиции и воображения как в ходе исследования социальных структур в целом, так и в особенности в процессе идеальной реконструкции этих социальных структур в истории.

5. Что касается методов, то, по нашему мнению, необходимо прежде всего выяснить характер субординационной взаимосвязи между методологией и общенаучными методами. Во-вторых, дать характеристику применимых в социологическом исследовании этих общенаучных методов. Например, таких, как метод анализа, количественные методы, качественные методы, аналогия, сравнение, моделирование, синтетический метод.

6. Несомненно также, что необходимо четко определить характер субординационных взаимосвязей между общенаучными, научными, частными и специальными методами для данной науки. Это дает возможность выявить наибольшую целесообразность использования тех или иных методов в различного рода исследованиях социальных структур в историческом процессе.

Таковы некоторые соображения, рождающиеся при чтении книги С. А. Мадиевского. Серьезное исследование автора стимулирует размышления всех, кто посвящает свои силы изучению одного из важнейших вопросов исторической науки.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

Любовь Котельникова.
Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)
e-mail: historylib@yandex.ru
X