Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.5.3. Представления о воинах-псах и волках в скифской и других иранских и индоевропейских традициях

Это предположение, на первый взгляд кажущееся парадоксальным, обретает надежное основание при сопоставлении с представлениями, связанными с индоевропейскими мужскими союзами и обрядами инициации. Мужские союзы и связанные с ними ритуалы и мифы хорошо изучены для германской20, индоиранской21, греческой22, балто-славянской23, латинской и кельтской24 традиций. В результате проведенных исследований установлена огромная роль, которую играл в мифологии и идеологии этих обществ образ волка-пса. Покровитель мужского союза, бог-воитель, почитался именно в этом образе, но еще важнее то, что все члены союза также считались псами или волками. Инициация молодых воинов состояла в их магическом превращении в волков (обряд происходил с
применением опьяняющих или наркотических средств25). Они должны были некоторое время жить вдали от поселений «волчьей» жизнью, т. е. воюя и грабя. Особенно хорошо этот обычай сохранился в спартанских криптиях26; совершенно аналогичную инициацию в качестве волка-убийцы и грабителя проходит, прежде чем стать полноценным воином, и молодой Синфьотли в «Саге о Волсунгах» (VIII). Ирландская сага Togail Bruidne Da Derga также описывает сообщество молодых знатных воинов, которые очень напоминают спартанских криптов и также ведут дикую жизнь (diberg), как волки (ос faelad), грабя и убивая27. Инициация ирландского героя Кухулина состояла в том, что он служил сторожевым псом при божественном кузнеце Кулане. В результате он приобрел свое имя, означающее «Пес Кулана» (смена имени обычна при инициациях) и заменившее детское имя Сетанта. Именно поэтому Кухулин часто именуется в эпических ирландских текстах «псом Кузнеца». С этим рассказом следует сравнить сюжет о превращении в пса одного из героев осетинского нартовского эпоса, Урызмага, и участие небесного кузнеца в закаливании нартовских героев. Определенные связи с этими представлениями обнаруживает и легенда о Ромуле и Реме, воспринимавшихся как предводители сообщества молодых юношей и изгнанников, находящихся вне пределов обычного общества и аналогичных упомянутым выше сообществам28. Они, как известно, были вскормлены волчицей и находились в особых связях с Марсом, божественным покровителем таких сообществ. Очевидно, с теми же представлениями связана индоевропейская правовая формула, сохранившаяся в нескольких традициях (в том числе в хеттской, германской и индоиранской), согласно которой совершивший убийство человек «становится волком»29. Из этой формулы затем развились закрепленные за словом «волк» значения «человек вне закона, преступник», придающие ему пейоративный оттенок. Видимо, те же представления о людях-волках, наряду с распространенным в мужских союзах гомосексуализмом30, объясняют сохранившееся в греческой традиции сравнение гомосексуального любовника с волком (Plat. Phaedr. 24Id; Anth. Pal. XI, 216)31.

Рис. 7. Золотая бляха с изображением скифского воина, поражающего зайца. Курган Куль-Оба в окрестностях Керчи. Санкт-Петербург, Эрмитаж, К-0 48

Рис. 7. Золотая бляха с изображением скифского воина, поражающего зайца. Курган Куль-Оба в окрестностях Керчи. Санкт-Петербург, Эрмитаж, К-О 48. По Piotrovski, Galanina, Gratch 1986, № 197.

В очень развитом виде описанные воззрения существовали у иранцев, в связи с чем уже указывалось на иранские, в том числе авестийские, тексты, упоминающие «двуногих волков» и называющие молодых членов мужских союзов mairyō волками и псами (Vend. 7, 52: vəhrkəm yim bizangrəm daēvayasnəm; Bahman-Yašt, 3, 21: frāxvānīk nām gurg i 2-zang; Dēnkart, 729, 13 Madan: mātyan apar zanišn.aržānīkīh gurg.andar gurgān zanišntarīh hān i 2-zang hač hān i 4-zang, и др.)32. Древняя система инициации молодых воинов еще практиковалась персами ко времени завоеваний Кира, а возможно и позже, как о том свидетельствует одно сообщение Страбона (XV, 3, 18 — 19), которое, возможно, происходит из Гекатея и имеет некоторые параллели в геродотовском тексте33. Согласно этому сообщению, на определенном этапе своего воспитания, молодые персы должны были вести «дикую жизнь», ночевать под открытым небом и жить грабежом и охотой. Сохраненное Страбоном название этих групп молодых воинов κάρδακες отражает, очевидно, то же слово, которое звучит в пехлевийской форме, сохраненной текстом Draxt Āsūrīk (18), как kārdāgān и означает «скиталец, бродяга»34. Сам Страбон дает следующую народную этимологию этого названия: κάρδα γάρ τό άνδρώδες και πολεμικόν λέγεται. Впоследствии, в результате вполне очевидного семантического развития, этот термин стал обозначением воинского контингента в составе персидской армии, который состоял, видимо, из специально тренированых тяжеловооруженных пехотинцев (см. Nep. Dat. 8, 2; Arr. Anab. II, 8, 6; Hesych., Phot. s.v.). В эллинистическую эпоху этот термин употреблялся для обозначения специальной категории наемников (Polyb. V, 79, 11), однако в таком значении он, видимо, использовался и раньше, что засвидетельствовано фрагментом аттического комедиографа рубежа V— IV вв. до н. э. Феопомпа (fr. 105 Kassel — Austin = Ael. Dion. Lex. К 11 Erbse)35.

Вполне определенные данные, указывающие на существование таких представлений о воителях как псах или волках, имеются и специально для скифов. В скифских изобразительных памятниках достаточно часто встречается сюжет преследования и поражения зайца, служащий символом обретения удачи и воинского успеха (Рис. 7)36. В этом сюжете воин, поражающий зайца, часто заменяется на пса (горит из Чертомлыка, пекторали из Толстой Могилы и Большой Близницы, костяная пластинка из Куль-Обы) (Рис. 8). Прекрасной аналогией этим сюжетам является сасанидская фреска, датирующаяся, по-видимому, около 260 г. н. э. и сохранившаяся в одном частном доме в Дура-Европос (Рис. 9)37. Она изображает, вероятно, битву персов с римлянами у Эдессы, в результате которой последние были разгромлены, а император Валериан попал в плен. Битва изображена в виде серии поединков, причем имена персидских военачальников написаны рядом с их изображениями. Это, вероятно, сам царь Шапур (его имя исчезло и сохранился лишь титул), его сын Ормазд, а также Ардашир и Вархран, вероятно, члены правящего дома. На той же фреске находится изображение собаки, преследующей зайцев. Это изображение, вероятно, символизирует победу сасанидского оружия над римлянами и пес на фреске, как мы видели, помещен в одном ряду с сасанидским царем и царевичами.
Рис. 8. Костяные пластинки, украшавшие гребень. Курган Куль-Оба в окрестностях Керчи. Санкт-Петербург, Эрмитаж, К-0 118. По Piotrovski, Galanina, Gratch 1986, № 214, 215.
Рис. 8. Костяные пластинки, украшавшие гребень. Курган Куль-Оба в окрестностях Керчи. Санкт-Петербург, Эрмитаж, К-0 118. По Piotrovski, Galanina, Gratch 1986, № 214, 215.

Рис. 8. Костяные пластинки, украшавшие гребень.
Курган Куль-Оба в окрестностях Керчи. Санкт-Петербург, Эрмитаж, К-0 118. По Piotrovski, Galanina, Gratch 1986, № 214, 215.


Еще одно свидетельство существования этих представлений в скифо-сарматской среде — золотая диадема («шейная гривна») из сарматского кургана 10 Кобяковского могильника (конец I — начало II вв. н. э.) (Рис. 10)38, На диадеме троекратно повторена сцена сражения между тремя существами с человеческими телами и собачьими головами с одной стороны и драконом с другой. Этот сюжет был недавно убедительно истолкован в контексте разбираемых представлений как изображение членов мужского союза, воинов-псов39. В мифологии мужских союзов их покровителем как правило считается бог-драконоубийца, и победа над драконом является одним из основополагающих мифов этих сообществ (ср. ниже, 2.5.4), так что изображение победы воинов-псов над драконом вполне укладывается в эти представления.

Рис. 9. Раннесасанидская фреска из «Дома фресок» в Дура-Европос. А. Общий вид. В. Деталь. По Rostovtzeff 1932, fig. 4; Rostovtzeff, Little 1932, fig. 4.

Рис. 9. Раннесасанидская фреска из «Дома фресок» в Дура-Европос. А. Общий вид. В. Деталь. По Rostovtzeff 1932, fig. 4; Rostovtzeff, Little 1932, fig. 4.

Рис. 9. Раннесасанидская фреска из «Дома фресок» в Дура-Европос. А. Общий вид. В. Деталь. По Rostovtzeff 1932, fig. 4; Rostovtzeff, Little 1932, fig. 4.


Рис. 10. Изображение на диадеме («гривне») из кургана 10 Кобяковского могильника в окрестностях Ростова-на-Дону. Золото, серебро, бирюза. Областной музей Ростова-на-Дону, № 18957/2. По Мордвинцева 2003, рис. 28, 2.

Рис. 10. Изображение на диадеме («гривне») из кургана 10 Кобяковского могильника в окрестностях Ростова-на-Дону. Золото, серебро, бирюза. Областной музей Ростова-на-Дону, № 18957/2. По Мордвинцева 2003, рис. 28, 2.

Интересно, что на одном из самых ранних изображений иранских гиппотоксотов в греческой вазописи («этрусская» ваза 231 из музея Ватикана40) также изображены псы, преследующие зайцев (Рис. 11). На этой вазе третьей четверти VI в. до н. э. представлен конный бой между стрелками «скифского» облика и греческими метателями дротиков. Она была, очевидно, расписана ионийским иммигрантом в Этрурии, который копировал чисто греческие образцы, или во всяком случае вдохновлялся ими41. Изображения псов, особенно занятых охотой (на «этрусской» вазе они находятся под ногами коней), почти никогда не встречаются в батальных сценах, хотя вообще довольно часты в греческой вазописи42. Соединение батальной сцены и изображения занятых охотой собак заставляет отнести эту вазу к достаточно ограниченной группе памятников второй половины VI — начала V в. до н. э., в которую входят некоторые клазоменские саркофаги43 с подобными изображениями (Рис. 12). Интересно, что изображения бегущих или преследующих зайцев собак встречаются на этих памятниках в основном в сценах с участием всадников, в том числе и явно негреческого облика. Р. Кук предположил, что здесь следует видеть изображения колесничной охоты, заимствованной малоазийскими греками в Сирии, что должно, согласно его мнению, объяснять хронологическую и географическую ограниченность существования данного мотива44. Это объяснение не кажется убедительным. В нашем распоряжении нет никакого независимого подтверждения существования подобной практики в греческих городах Малой Азии. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев эти памятники представляют изображения не колесниц, а всадников, которые участвуют к тому же не в охоте, а в сражениях. Представляется, что сочетание изображений собак с изображениями сражений может быть объяснено влиянием упомянутых выше скифских представлений. Действительно, представления и обычаи скифов и киммерийцев должны были повлиять на сталкивавшихся с ними греков, особенно если речь шла об образе скифских воинов. Не случайно редкие сцены, объединяющие битву людей с охотой псов, изображают варварских всадников, часто очевидного кочевнического облика. Этот сюжет был распространен именно в той части греческого мира, у которой были прямые контакты со скифами и киммерийцами в VII — начале VI вв. до н. э., и практически неизвестен в других областях. Так, он отсутствует в аттической вазописи. Изображения сражений между конными лучниками и греческими всадниками и вообще крайне редки в Афинах, все они относятся ко времени около середины VI в. до н. э., а затем исчезают45. Весьма вероятно, что они появились в Афинах под ионийским влиянием. Распространение этого изобразительного мотива именно со второй половины VI в. до н. э. объясняется, скорее всего, персидским завоеванием. Появление здесь сакских контингентов персидской армии привело к возобновлению контактов малоазийских греков с евразийскими номадами и, вероятно, оживило воспоминания о киммерийцах и скифах, весьма сходных с саками по культуре и идеологии.


Рис. 11. «Этрусская» амфора. Ватикан, № 231. По Beazley 1947, pi. I, 1-2; Albizzati s.a., fig. 25, 26.

Рис. 11. «Этрусская» амфора. Ватикан, № 231. По Beazley 1947, pi. I, 1-2; Albizzati s.a., fig. 25, 26.


Рис. 12. Изображение на клазоменском саркофаге. Лондон, Британский музей, № 96.6-15.1. По Murray 1898, pl. 1.

Рис. 12. Изображение на клазоменском саркофаге. Лондон, Британский музей, № 96.6-15.1.
По Murray 1898, pl. 1.


Сакский этноним Sakā haumavargā, известный из древнеперсидских надписей (DNa, 25; DSe, 24; XPh, 26 = Αμύργιοι Σάκαι, Hdt. VII, 64; Hellanic. FGrHist 4 F 65), видимо, содержит еще одно свидетельство о скифо-сакских воинах-псах. Наиболее убедительным объяснением второй части слова haumavarga- представляется его толкование как иранского слова *vrka-, «волк»46 (первый элемент — это, очевидно, авестийское haoma-). В поддержку этой этимологии («волки хаомы») можно заметить, что переход k > g в слове *vrka- известен в скифо-сакских диалектах (ср. личные имена Οΰργιος, Ούαργαδακος: КБН 362, 2; 1262, 18; IOSPE I2, 93, 10, название одного из сарматских народов Ούργοι: Strabo VII, 3, 17, и др.47). Иные предлагавшиеся этимологии этого этнонима не кажутся убедительными48. Другие скифские этнонимы, которые пытались связывать с представлениями о воинах-псах, имеют, напротив, иные объяснения. Так, этноним Saka восходит не к названию собаки49, а оленя50, или к корню sak-, «быть сильным, ловким»51. Название каспийских саков Dahā, Δάαι, Δάοι происходит не от корня со значением «волк»52, а от иранского dahyu, «область, поселение» и должно быть сопоставлено с хотано-сакским daha, «человек, мужчина»53.



20 Weiser 1927; Höfler 1934; de Vries 1956, 453 ff, 492 ff; Höfler 1973.

21 Wikander 1938; Wikander 1941; Widengren 1938, 311-351; Widengren 1969.

22 Jeanmaire 1939; Gernet 1968, 154-171; Burkert 1972, 98-108 = Burkert 1983, 84-93; Graf 1985, 414-417; Buxton 1987, 69-72; Vidal-Naquet 1991, 123-207.

23 Höfler 1934, 55 ff; Jakobson, Ruzicic 1950, 343-355; Jakobson, Szeftel 1966, 348 ff; Ridley 1976, 321-331.

24 Dumezil 1942; Dumezil 1969; Henry 1982, 240-242; Bremmer 1982, 133-147; Bremmer 1987, 25-59; McCone 1987, 102-154.

25 Przyluski 1940, 137-145; Eliade 1958, 84 ff; Eliade 1959, 20 ff, с литературой.

26 О связи криптий с ликантропией см. Höfler 1934, 201 ff; Jeanmaire 1939, 540 ff. О криптиях ср. также Levy 1988, 245-252.

27 МсСопе 1987, 105.

28 См. подробно с аналогиями Bremmer 1987, 38-43. Здесь же см. свидетельства в пользу реального существования таких юношеских групп в Италии вплоть до IV в. до н. э. См. особенно Versnel 1980, 114—127 о значении слова suodales, которое он убедительно сопоставляет с греческим έταΐροι, в том числе и в найденном в Сатрике посвящении богу Марсу (Mamars), относящемся к последней четверти VI — первой четверти V в. до н. э.

29 Eisler 1951, 144-145; Jacoby 1974; Gerstein 1974, 139-156; Иванов 1975, 401-402.

30 Cp. Sergent 1986.

31 Ср. Summers 1933. 66 — 67; Jeanmaire 1939, 450 — 460.

32 Wikander 1938, 65-66, 95; Widengren 1938, 328 ff, 344; Widengren 1969, 15 — 16. В последней книге см. также о роли мужских союзов в формировании иранских государственных и общественных институтов.

33 Lasserre 1976, 71.

34 Ср. Widengren 1969, 84.

35 См. о «кардаках» Briant 1996, 949, 1063—1064, с литературой. Последний текст, существенный для датировки появления нового значения слова, однако, остался автору неизвестным. Его атрибуцию комедиографу Феопомпу см. Erbse 1950, 42, Anm. 2.

36 Раевский 1985, 60 — 64.

37 Rostovtzeff 1932, 210 — 212; Rostovtzeff, Little 1933. 167-190; Little 1933, 182 — 206, здесь же (199 — 206) см. чтения надписей на фреске, предложенные Палльаро и Бенвенистом. Этот памятник упомянут Лукониным (Луконин 1977, 184), и Раевским (Раевский 1985, 60 — 64, через Луконина), которые ошибочно пишут о граффити в синагоге Дура-Европос. Среди граффити, открытых в синагоге, подобные изображения отсутствуют.

38 Гугуев 1992, 116-129, рис. 4-13; Katalog 1993, № 140; Treister 1997, 35-100, fig. 8-10; Мордвиниева 2003, 40, 42, 89, рис. 28.

39 Ustinova 2002, 102-123.

40 Beazley 1947, pl. I, 1-2; Hannestad 1974, 44, № 3. Датировку см. Hannestad 1974, 27 — 28; Gaultier 1995, 29. Cp. об этих изображениях Иванчик 2001а, 111-112 ; Иванчик 2002, II, 24.

41 Rizzo 1981, 42; Gaultier 1995. 28. Ср. изображение лучника в «скифском» колпаке, стреляющего на скаку с коня (второй конь скачет рядом без всадника; колчан находится за спиной), на другой «этрусской» вазе, относящейся к 535 — 525 гг. до н. э. (группа Tolfa. Louvre CA 7324): Gaultier 1995. 41-42, pi. 28. О группе Tolfa. к которой принадлежит эта ваза, см. Gaultier 1995, 37 — 39, с литературой.

42 Ср. Vos 1963, 16.

43 Cook 1981, 116-120. Ср. также некоторые архитектурные терракоты из Малой Азии, на которых представлены состязания колесниц вместе с изображениями собак: Åkerström 1951; Åkerström 1966, 45-66, 70, Taf. 19, 21-25, 33, 34, 39.

44 Cook 1952, 38-42.

45 Речь идет о диносе с Афинского акрополя 606 (ABV, 81 (I); Рага, 30; Add, 22; Graef, Langlotz 1929, 68 — 69, Taf. XXXI, № 606), сходном фрагменте 2626 оттуда же (Graef, Langlotz 1929, 255, Taf. CXI, N° 2626) и о чаше Гейдельбергского масюра (560 —550 гг. до н. э.) из святилища Геры в Перахоре (ABV, 63 (9); Dunbabin 1962, 339, № 3648, pl. 138; Brijder 1991, Ш. 451 (№ 374), pi. 125e). Cp. Lissarrague 1990, 193-195; Инанчик 2002, II, 24-25.

46 Bartholomae 1888, 77 ff, cp. Bartholomae 1904, 1735; Wikander 1938, 64, и др.

47 Абаев 1949, 137; Абаев 1979, 308.

48 Например, от гипотетического слова *āvarka-, которое
должно соответствовать хотано-сакскому aurggā, orgā, «почитание, культ»: Duchesne-Guillemin 1960, 97 — 98. Ср. Bailey 1979, 47.

49 Windekens 1949, 99. Статья полна ошибок и фантазий.

50 Абаев 1949, 187; ИЭСОЯ, т. III (1979), 11-16. Ср. существовавшее у осетин еше в XIX в. приветствие dæ bon xorz wa о sag, «здравствуй, олень»: Шиффнер 1868, 91.

51 Bailey 1958, 133. Ср. Szemerenyi 1980, 40-45, против всех трех толкований.

52 Kretschmer 1896, 214 ff, 388. и во многих более поздних работах, см. например Eliade 1959, 16, с литературой.

53 Bailey 1979, 155, ср. Szemerenyi 1980, 43, п. 123.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. Е.В.Ярового.
Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)

Тамара Т. Райс.
Скифы. Строители степных пирамид

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии
e-mail: historylib@yandex.ru
X