Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Дэвид Кортен.   Когда корпорации правят миром

11. Превращение мира в рынок

Всякий, кто обладает способностью живо представит
картину хорошей жизни будущего и добиться общего
признания такого видения, обладает самой полной
властью... Американский бизнес после 1890 года приобрел
такую власть и... в союзе с ключевыми институтам
приступил к преобразованию американского общества в
общество, всецело поглощенное потреблением, заботой
о комфорте и телесном здоровье, роскоши, расходам
и приобретением, озабоченное тем, чтобы в этом году
было больше товаров, чем в том, а в следующем больше
чем в этом.

Уильям Лич [1]

Корпоративные руководители мечтают о глобальном
рынке, состоящем из людей с одинаковыми вкусами
и потребностями... Торговые марки на бутылках, коробка:
и этикетках — это глобальные знамена, которые
мгновенно узнаются миллионами людей, не знающих даже
как выглядит флаг ООН.

Ричард Дж. Барнет и Джон Каванах [2]


В современном обществе телевидение, пожалуй, стало самым важным институтом культурной преемственности. Наши школы, по-видимому, занимают второе место. Телевидение уже полностью захвачено корпоративными интересами, которые протянули щупальца и к нашим школам. Их цель заключается не просто в том, чтобы продать товары и укрепить потребительскую культуру. Она также и в том, чтобы создать такую политическую культуру, которая приравнивает корпоративные интересы в общественном сознании к общечеловеческим. По словам Пола Хокена, «на наше сознание оказывают воздействие навязчивые средства массовой информации, находящиеся на службе у корпоративных спонсоров, задавшихся целью переустроить реальность так, чтобы зрители совершенно забыли об окружающем их мире» [3].

Переустройство реальности начинается с утверждения, что в рыночной экономике потребитель решает, а рынок реагирует. В мире мелких покупателей и продавцов это, может быть, и было справедливо. Ни один отдельный продавец мог рассчитывать на создание новой культуры, благоприятствующей покупке его изделий. Но наша современная реальность не такова. У нынешних корпораций нет ни малейших сомнений в необходимости переделки ценностей все общества с целью создания однородной культуры ненасытности, благоприятной для подстегивания расходов на потребление и продвижение политических интересов корпораций. По мере роста потребностей корпораций в услуга рекламы, графики, информационных средств, в творческом характере производства, исследовании потребителей, обучении маркетингу и бесчисленном множестве других услуг, появились целые отрасли, помогающие корпорациям создавать ненасытную жажду вещей, которые они продают, а также культивировать политические ценности, сопутствующие корпоративным интересам.

СНАЧАЛА АМЕРИКА, А ЗАТЕМ ВЕСЬ МИР



Было время, когда в Америке господствующая культура была наихудшим кошмаром рыночника. Бережливость и экономность являлись краеугольным камнем знаменитой «пуританской этики», которую привезли с собой в Америку пуританские поселенцы. Пуритане верили в усердную работу, участие в жизни общества, умеренность во всем и верность духовной жизни. Их основное жизненное правило заключалось в том, что не следует желать больше вещей, чем можешь эффективно использовать. Они учили своих детей: «Используй вещь до конца, износи ее, употреби или обойдись без нее» [4|.

Квакеры также оказали большое влияние на Америку в ранний период, и, хотя они были более терпимыми и придерживались идеи уравнительности, однако разделяли с пуританами взгляд на усердную работы и бережливость как на ценности, важные для духовного развития человека. И Ральф Уолдо Эмерсон, и Генри Дэвид Торо, известные писатели раннего периода Америки, рассматривали простоту как путь соприкосновения с божественным [5].

Потребительская культура возникла в большой степени в результате согласованных усилий гигантов розничной торговли конца XIX— начала XX столетия по созданию постоянно возрастающего спроса на товары, которые они предлагали для продажи. Американский историк Уильям JIич отмечал в своей книге «Желанная Земля: купцы, власть и рост новой американской культуры», как им удалось успешно превратить духовно ориентированную культуру экономности и бережливости в культуру материалистической ненасытности. Лич считает, что утверждение о реагировании рынка на желания потребителя есть ничто иное, как подтасовка в личных интересах тех, кто зарабатывает на манипулировании реальностью для того, чтобы убедить потребителей покупать то, что корпорациям выгодно продавать.

В самом деле, культура потребительского капитализма, возможно, была одной из наименее консенсусных общественных культур из всех когда-либо существовавших, и она неконсенсусна по двум причинам. Первое: она была создана не «народом», а коммерческими группами в сотрудничестве с другими элитами, привыкшими получать прибыль и нацеленными на то, чтобы их получать и накапливать капиталы во все больших размерах. Второе: она была неконсенсусной потому, что в своем ежедневном проявлении (но отнюдь не в виде юговора) она выдвигала на передний план лишь одно представление о хорошей жизни и вытесняла все остальные. Таким образом, она обедняла общественную жизнь Америки,лишаи американский народ возможности попробовать другие пути организации и постижения жизни, постижения, которое могло бы привести к согласию доминирующей культуры (если бы такое согласие тюбще бьию дано) с настоящей демократией [6].

Народная культура, которая выросла из сердца и души обыкновенных жителей Америки, делала акцент на демократизации собственности и ценности республики, в основе которых лежала независимая семья, владеющая своей собственной землей и орудиями, производящая для себя большую часть того что она потребляла, и вступающая в общину при необходимости взаимной помощи. Это была модель сильной социальной экономики, дополненной участием в денежной экономике на периферии жизни рядовых американцев.

Переход от социальной экономики семьи и общинного производства к первичной денежной экономике произошел в Америке в середине XIX века, в период становления крупных корпораций. Однако даже в 1870-х годах среднее количество рабочих в каждой фирме составляло менее 10 человек. Рынки оставались в основном местными или региональными, и большая часть предприятий находилась в индивидуальном владении и управлении — мир, все еще близкий к идеалу Адама Смита.

Крупные корпорации стали приобретать все больше опыта в стимулировании желания приобретать их товары. Спустя какое-то время возник маркетинг как управленческая специальность, и первые бизнес-школы стали предлагать курсы для удовлетворения этого спроса. По мере того как все больше людей впадали в зависимость от зарплаты на фабриках, у правительства появилась необходимость в развитии потребительства как средства поддержания занятости. Бизнес научился использовать краски, стекло и свет для создания соблазнительных образов рая на земле, которые нам демонстрировали элегантные фотомодели и показы мод. В музеях создавались экспозиции, иллюстрирующие эту восхитительную новую культуру. Постепенно человек оказывался в плену этой новой кампании, направленной на поддержку культуры желания. Реклама, витрины универмагов, неоновые вывески, показы мод, пышная обстановка роскошных отелей и афиши искусно создавали образы роскошной жизни. Кредитные программы создавали видимость того, что эту жизнь легко купить. По словам Лича

Соединенные Штаты были первой страной в мире, которая создала экономику массового производства, и стала первой в создании институтов массового потребления массового заманивания потребителей, развивавшихся вместе с рынком и продажей товаров массового производства. Более эффективно и всесторонне, чем любая друга страна, Америка установила уникальную связь между различными институтами, служившими достижению целей бизнеса [7].

Сегодня телевидение является главным средством массовой информации посредством которого корпорации формируют культуру и поведение американцев. От статистики бросает в дрожь [8]. Средний американский ребенок в возрасте от двух до пяти лет смотрит телевизор три с половиной часа вдень средний взрослый — почти пять часов. Только работа и сон занимают больше времени в жизни среднего взрослого американца — телевизор успешно вытесняет общественную и семейную жизнь, культурные развлечения и чтение при таком раскладе средний взрослый американец смотрит приблизительно 21 000 рекламных объявлении в год, большинство из которых несут одно и тоже сообщение: «Купи что-нибудь, купи сейчас!» Сто крупнейших корпораций Америки оплачивают 75% коммерческого телевизионного времени и 50% общественного телевизионного времени. При стоимости полуминуты рекламного времени в наиболее популярное время от 200 000 до 300 000 долл. только самые крупные корпорации могут себе это позволить. И хотя прямого контроля над содержанием программы может вовсе не быть, телережиссеры нанимаются для составления телевизионных программ, которые рекламодатели купят, и по необходимости постоянно помнят, каким должно быть содержание программ, удовлетворяющее корпорации.

Джерри Мандер объясняет, почему телевидение является почти идеальным средством служения корпоративным целям:

В силу своей способности внедрять одинаковые образы в сознание миллионов людей телевидение может усреднять перспективы, знания, вкусы и желания, делать их похожими на вкусы и интересы людей, передающих эти образы. В нашем мире распространителями образов являются корпорации, чей идеал жизни технологически ориентирован, материалистичен и враждебен природе. А спутниковая связь — это механизм, с помощью которого телевидение достигает тех мест планеты, которые до недавнего времени были свободны от этого вторжения [9].

По мере того как глобальные корпорации проникают во все уголки планеты, они несут с собой не только признанные товары и торговые названия, но также и свои излюбленные средства информации и изощренные методы маркетинга, при помощи которых они колонизируют любую культуру, с которой соприкасаются.

Журнал «Экономист» сообщил, что в 1989 году глобальные расходы корпораций на рекламу составили в общей сложности более 240 млрд. долл. Еще 380 млрд. долл. было потрачено на упаковку, оформление и другие методы продвижения товара. Вместе взятые, эти расходы составили 120 долл. на каждого жителя планеты [10]. Хотя большая часть этих корпоративных расходов направлена на создание спроса на конкретные товары, она также вносит вклад в создание общей глобальной потребительской культуры и в установлении связи в общественном сознании между корпоративными интересами — в особенности интересами крупных корпораций — и интересами общественными.

В целом корпорации тратят, в расчете на душу населения, в полтора раза больше средств с целью формирования дружественного корпорациям потребителя, чем те 207 долл. на человека (33 долл. для стран Юга), которые идут на общественное образование [11]. Более того, рост расходов на рекламу существенно опережает рост расходов на образование. Расходы на рекламу выросли с 1950 года почти в семь раз — на одну треть быстрее, чем мировая экономика [12].

ЕДИНЫЙ МИР МТВ ЗНАЕТ: «КОКА-КОЛА - ЛУЧШЕ ВСЕХ»



В своей статье в журнале «Атлантик мансли», восхваляющей экономическую интеграцию, Акио Морита определил своеобразные местные культуры как барьер для торговли [13]. Необходимость уважать местные вкусы и культурные различие как условие завоевания расположения потребителей существенно осложняет глобальные рыночные кампании. Мечта корпоративных рыночников — это глобализованная потребительская культура, приверженная определенны торговым маркам, которая позволяет компании продаватьсвои товары, используя одну и ту же копию рекламы и в Бангкоке, и в Париже, и в Нью-Йорке. И это уже происходит. По словам Роберта С. Гойсуеты, председателя компании «Кока-кола», в наши дни «во всем мире людей сейчас объединяет приверженность определенным потребительским товарам ничуть не меньше, чем любой другой фактор» [14]. To что компания «Кока-кола» сумела превратиться в глобальный символ, служиd вдохновляющим примером для глав корпораций во всем мире.

Очень немногие средства массовой информации могут предоставить больший потенциал для воплощения этой мечты рекламодателей, чем МТБ — рок-музыкальный телеканал. Его почти универсальная притягательность для молодежи и подростков всего мира делает его идеальным инструментом для глобализации потребительской культуры. К 1993 году популярные рок-н -ролльные программы МТБ с их калейдоскопом коротких, не связанных между собой образов были ежедневно доступны 210 миллионам семей в 71 стране мира. По мнению Ричарда Дж. Барнета и Джона Каванаха, развлекательная сеть МТБ, которая специализируется на поп-видео и служит постоянной рекламой для широкого круга коммерческих товаров, «возможно, служит самым влиятельным источником образования для молодежи на всех пяти континентах». Они далее развивают свою мысль:

Концертные выступления и реклама, сливаясь, создают настроение сильного желания кого-то любить или какого-то необыкновенного события, конца одиночества или покупки вещей; пластинки, билета на рок-концерт, футболки, жар-птицы. Эта реклама тем более эффективна, поскольку совсем не воспринимается как реклама. ..По все планете люди используют одни и те же электронные устройства, чтобы смотреть или слушать одни и те же коммерчески изготовленные песни и рассказы [15].

Сара Фергюсон полагает, что коммерциализация молодежной культуры, особенно музыки, когда то служившей молодежи главным средством выражения протеста, лишает их собственности даже на собственный протест и активно подавляет развитие контркультуры. Она пишет: «Вираж, совершаемый каким-нибудь новым музыкальным стилем, от протеста (андеграунд) до общего признания, происходит теперь настолько быстро, что не остается никакого времени для свободы и хаоса, когда контр-культура могла бы сложиться» [16].

Наиболее агрессивными попытками универсализировать потребительскую культуру отличается компания «Авон», производящая косметические товары 2 августа 1994 года программа «ТВ Нейшн» показала, как «Авон» завоевывает новых клиентов среди беднейших жителей бассейна реки Амазонки в Бразилии, где 70 000 продавщиц фирмы «Авон» приносят информацию фирмы «Авон» прямо к порогу каждого сельского дома. Адемар Серодио, президент бразильского отделения фирмы «Авон», объяснил: «Вместо того чтобы уговаривать их покупать больше наших товаров, мы начинаем находить людей, никогда раньше не покупавших наши товары». Как видно из отснятого материал,,а, в котором продавщицы фирмы «Авон» заходят в каждый дом отдаленной древни Сантарем, многие из их клиенток — это худые, стареющие, морщинистые женщины, живущие со своими босоногими детьми в сараях с земляным полом. Большинство жителей Сантарема не умеют ни читать, ни писать, и средний доход на семью составляет 3 долл. в день.

Сотни продавщиц «Авон» были командированы в Сантарем, чтобы отснять телерекламу, показывающую романтические сцены с чувственными, молодыми, светлокожими женщинами и ослепительно элегантными юношами. Они говорят этим состарившимся женщинам, изнуренным многими годами вынашивания детей и работы под палящим солнцем, что те могут стать красивыми, если будут пользоваться средствами фирмы «Авон». Главное рекламируемое средство — обновляющий кожу препарат под названием «Ринью», который стоит 40 долл. за флакон и действие которого основано на сжигании верхнего слоя кожи пользователя. Телереклама использует специальные эффекты, чтобы создать образ женщины, которая отслаивает годы старости со своего лица и предстает перед нами волшебно юной. По словам Розы Алгериа, директора по информации бразильского филиала фирмы «Авон»: «Женщины идут на все, чтобы купить его. Они перестают покупать другие вещи, такие как одежда и обувь. Если они довольны своей кожей, то они готовы перестать покупать одежду, но будут покупать то, что показывают по телевизору. Люди думают, что это настоящее чудо» [17].

КОРПОРАЦИИ В ШКОЛЬНЫХ КЛАССАХ



Корпорации теперь активно вторгаются и колонизируют второй по значимости крупный институт воспроизводства культуры — школы. По данным Союза потребителей, 20 млн. американских школьников в 1990 году использовали какое-нибудь учебное пособие, спонсированное корпорациями. Некоторые из них напрямую рекламируют нездоровую (глубоко переработанную) пищу, одежду и предметы личной гигиены. Например, «Нэшнл потэйтоу борд» объединил усилия с «Лайфтайм лернинг системз» в составлении математической программы «сосчитайте свои фишки» (игра слов: «фишки» и «чипсы» по-английски звучат одинаково. — Прим. перев.), восхваляющей хрустящий картофель в связи с национальным месячником любителей картофеля. Фирма «Нутрасвит», выпускающая заменитель сахара, спонсировала программу «полного здоровья» [18].

Корпорации также активно проталкивают свою неполноценную пищу для продажи через школьные автоматы и школьные обеды. Торговые выставки и журналы, адресованные работникам школьных буфетов, пестрят призывами типа: «Доставьте продукты фирмы «Тако-белл» в свою школу!», «Пицца хат» превращает обед в праздник!» Фирма «Кока-кола» начала лоббистскую кампанию против предложенного закона о запрещении продажи газированных напитков и прочих продуктов с «минимальной питательной ценностью» в государственных школах. Рэндал Дональдсон, представитель этой фирмы в Атланте, сказал так: «Наша стратегия — вездесущность. Мы хотим добиться того, чтобы человек мог удовлетворить свое желание. Мы стремимся обеспечить широкую доступность газированных напитков, и школы представляют один из каналов, который обеспечивает такую доступность» [19].

Другие рекламные объявления внедряют в юные умы верования и ценности корпоративного либерализма. Так, корпорация «Мобил», известная тем, что оплачивает место на странице политических комментариев в газете «Нью-Йорк-таймс», с тем, чтобы пропагандировать свои взгляды на общество, предложила учебную программу для школ, разработанную корпорацией «Лернинг инричмент», которая, как утверждалось, помогает учащимся дать верную оценку НАФТА и в которой подчеркивались главным образом его достоинства.

Сталкиваясь с фактом экологической осведомленности среди некоторой части общественности, корпорации отреагировали, представив себя «зелеными», и стали пытаться определять экологическую проблему и ее решение таким образом, который соответствовал бы интересам корпораций. Еще одним вкладом корпорации «Мобил» в народное образование явился видеофильм, предназначеный для школьных занятий, в котором пластик представлен как лучший вид отходов для размещения на свалках. Учебная тема корпорации «Экссон», озаглавленная «Энергетический куб», уклоняется от дискуссии об энергоэффективности, альтернативе ископаемым источникам энергии и глобальном потеплении климата. Она фактически пытается приравнять всознании школьников бензин к солнечной энергии, объясняя, что его «энергетическая ценность приходит от солнечной энергии, хранящейся в органических химических связях».

«Мобил» и другие корпорации активно поддерживают Национальный совет по экономическому образованию, целью которого является содействовать обучению экономике в начальных и средних школах. В оплаченной корпорацией «Мобил» колонке на странице газеты «Нью Йорктайме» выражается coжаление по поводу того, что старшеклассники средних школ смогли дать правильные ответы лишь на 35% вопросов общенациональной контрольной по экономической грамотности. Очевидно, что у «Мобил» есть собственное представление о том, что является правильным ответом. В этой статье отмечается:

Когда речь заходит о внутригосударственных вопросах, то полезно понимать то воздействие, которое увеличение или уменьшение налогов будет оказывать на обеспеченность работой и ваш уровень жизни. А когда речь заходит об экологической политике и законах, то необходимо понимать основные экономические принципы, такие как спрос и предложение, издержки и доходы и необходимость для компании получать прибыль [20].

Корпорация «Дженерал моторе» выслала по почте видеофильм, озаглавленный «Мне нужна земля, а земле нужен я», во все государственные, частные и приходские начальные школы страны. Показывая счастливых детей, купающихся в искристых водах и бегающих по живописной местности, этот видеофильм ратует за такую деятельность, как посадка деревьев и вторичная переработка отходов. В нем нет упоминания об общественном транспорте или о необходимости перепланировки городов с целью уменьшить потребности в транспорте. «Джен с paмоторе» рекомендует объединяться для поездки на работу в одной машине и вторично перерабатывать машинное масло. Все высказывания, сделанные в этом видеофильме и приложении для учителя, верны. И в тоже время целостная картина обманчива, поскольку очень важные факты и мысли даже не упоминаются.

Содержащаяся на деньги от рекламы школьная телевизионная программа Первый канал» показывает свои новости и рекламу кондитерских батончиков, «быстрой пиши» и «сникерсов» непосредственно в классах 12 000 школ. В обмен на спутниковую антенну и видеооборудование для каждого класса школа должна подписать соглашение, что «Первый канал» будет показываться в течение как минимум 90% учебных дней 90% школьников. Учителям не разрешается прерывать показ этой телепрограммы или выключать ее. Опрос установил, что большинство школьников считают, что поскольку «Первый канал» демонстрируется в щколах, то товары, которые она рекламирует, должны быть для них полезны [21].

Марк Эванс, старший вице-президент фирмы «Сколастик, инк.», в своем эссе «Век рекламы» поставил бизнесу следующую задачу:

Все большее число компаний видит в образовательном маркетинге наиболее привлекательный, запоминающийся и экономичный путь завоевания умов и рынков в XXI веке... [Программа корпорации «Жиллетт», демонстрирующая юношам свои безопасные бритвы]... приучает к своей продукции, моделируя поведение подражанием старшим сверстникам в школьных классах. Можете ли вы придумать рекламу, которая приведет школьников из школьных коридоров к полкам магазинов [22]?

Если нет, то «Сколастик, инк.», один из ведущих производителей школьных пособий в США, очевидно, готов вам в этом помочь.

Другие корпорации предлагают свою помощь в государственных школах на коммерческой основе. Возможности заработать деньги, переоборудовав классы в новые рекламные центры средств массовой информации для корпоративного маркетинга, создания имиджа и идеологического формирования юных и восприимчивых умов, ошеломляют — и пугают.

МИР 1984 ГОДА



Корпорации тратят деньги на рекламу, лоббирование, пропаганду и связи с общественностью, будь то в школах или в средствах массовой информации, для того чтобы вызвать индивидуальные и общественные действия в поддержку корпоративных интересов с использованием любых методов, которые бы обеспечили желаемую реакцию потребителя. Вот как Пол Хокен описывает эти методы:

Снимки оленя в предрассветном девственном лесу используются как тотемическое доказательство заботы компании о будущем, хотя в это же самое время она продолжает сплошные вырубки леса и выступает против пролонгации Конгрессом Закона об исчезающих биологических видах. Американские индейцы с одобрением смотрят, как поросший полевыми цветами луг, покрытый мусором, убирают дети с пластиковыми мешками в руках, рекламируемыми как биоразлагающиеся, хотя они таковыми не являются. (В нескольких штатах корпорация «Мобил ойл» была привлечена к суду и сурово наказана генеральными прокурорами за эту рекламу.) Фирма «Симпсон пейпер» произвела новую серию «вторично переработанной» бумаги, включающей небольшое количество бумажного мусора, под названием « Торо«Уитмен», «Леопольд». Британские атомные электростанции объявляют, что атомная энергия — это «зеленая» энергия, поскольку она не загрязняет воздуха [23].

Табачные компании затрачивают миллионы долларов, чтобы убедить население, будто нет научных оснований утверждать, что курение наносит вред их здоровью: производители автомобилей борются за отмену стандартов загрязнения воздуха; производители оружия выступают против контроля за оружием; химические компании незаконно захоранивают свои химические отходы, а фармацевтические компании стремятся к монопольным ценам. Это происходит каждый день. Как бы это ни опровергали корпорации, журнал «Бизнес уик» сам выразил это достаточно ясно: «Современные многонациональные корпорации вовсе не являются общественными институтами. Они будут сталкивать правительства друг с другом, манипулировать ценообразованием, чтобы платить меньше налогов, пытаться влиять на общественное мнение, экспортировать рабочие места или скрывать технологии, чтобы сохранить конкурентоспособность [24]».

Попытки корпораций формировать нашу культуру и нашу политику по средством контроля телевидения напоминают о романе Джорджа Оруэлл; «1984» и его образе авторитарного общества, которым правят вездесущие телевизионные мониторы, манипулирующие восприятием окружающего мир гражданами. Наша действительность более тонкая, а методы — более изощренные, чем те, которые предвидел Оруэлл.

И за ниточки дергают скорее корпорации, а не правительства. Нами управляет тиранический рынок, не тираническое государство.

Эти методы до элегантности просты. Они сосредоточиваются на манипулировании культурными символами, с которыми связаны наше личностное отождествление и ценности. До появления средств массовой информации эти символы были продуктом коллективного творчества людей, связанных друг с другом и выражающих свои чувства посредством искусства. Они отражали наше коллективное представление о самих себе. Чем больше времени мы проводим, погруженные в контролируемый и запрограммированный корпорациями мир телевидения, тем меньше времени у нас остается для прямых человеческих контактов, посредством которых традиционно выражались, укреплялись и обновлялись культурное отождествление и ценности. Те, кто контролирует средства массовой информации, все в большей мере контролируют самую культуру.

Архитекторы корпоративного глобального видения стремятся к такому миру, в котором усредненные символы, созданные и принадлежащие самым могущественным корпорациям мира, заменят отличительные культурные символы, связывающие людей с конкретными местами, ценностями и человеческими сообществами. Наши культурные символы являются важным источником самобытности и смысла; они подтверждают значимость нашей жизни и наше место в обществе. Они вызывают в нас чувства преданности и ответственности по отношению к здоровью и благосостоянию нашего сообщества и его отличительной экосистемы. Когда контроль над нашими культурными символами переходит в руки корпораций, то мы, по сути, отдаем им власть решать, кто мы такие. Вместо того, чтобы быть американцами, норвежцами египтянами, филиппинцами или мексиканцами, мы становимся всего-навсего «поколением пепси», оторванным от места и какого-либо смысла, кроме того, которое корпорация считает выгодным в нас заложить . Рыночная тирания, возможно, более утонченная, чем тирания государства, но она не менее действенна в порабощении многих в интересах меньшинства.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Иоханнес Рогалла фон Биберштайн.
Миф о заговоре. Философы, масоны, евреи, либералы и социалисты в роли заговорщиков.

В.С. Брачев, А.В. Шубин.
Масоны и Февральская революция 1917 года

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 1

Энтони Саттон.
Орден «Череп и кости»: документы, история, идеология, международная политика
e-mail: historylib@yandex.ru
X