Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Луис Мигель, Мартинес Отеро.   Иллюминаты. Ловушка и заговор

Масоны

Вопреки своим внутренним легендам, в соответствии с которыми масоны ведут свою историю из глубокой древности, спекулятивное масонство[26] появляется на свет в том же самом XVIII веке. Акт о его создании принимается в Сан-Хуан де Верано в 1717 году. Четверо членов лож каменщиков (масонов), потомков вольных объединений, занимавшихся строительством Страсбургского собора, объединяются и создают Лондонскую Великую Ложу, которая впоследствии, в 1738 году, стала называться Великой Ложей Англии. Это «древнее почетное общество приобщенных вольных масонов»[27]. В 1721 году Великий Магистр этой ложи просит протестантского пастора Джеймса Андерсона написать Конституцию, которая учитывала бы древние обязанности (Old charges[28]) и привилегии (landmarks). Андерсон выполняет возложенное на него поручение, и в 1723 году в свет выходит «Устав Вольных каменщиков». За первой редакцией последуют еще четыре, каждое из которых все ближе человеку и все дальше от божества.

Соперник Великой Ложи Англии, Великий Восток Франции, появится в 1773 году и обретет на Континенте своих наследников, ложи с различными ритуалами и режимами: Древний и Принятый Шотландский обряд[29], Исправленный Шотландский обряд[30], Йоркский обряд, Мизраимский обряд, Мемфисский обряд и т. д., каждый из которых имеет определенные черты, нередко весьма заметно отличающиеся от прочих. Исправленный Шотландский обряд, например, ближе католикам, у которых особым уважением пользовались Мария Стюарт, дочь Якова V Шотландского.

Главное правило всех лож — это обряд посвящения, сопровождающий переходы на каждую новую ступень посвящения, число которых разнится в зависимости от практикуемого обряда.

Несмотря на данное различие, масоны утверждают, что все ложи одинаковы: действует принцип братства вне зависимости от степени посвящения и социального положения. Давайте определим инициацию как ритуал, по прохождении которого соответствующий предъявленным требованиям кандидат оказывается посвященным в «тайное» общество. Если речь идет о религии, обряд инициации подразумевает передачу сверхчеловеческой энергии. Оперировать понятием «сверхчеловеческий» в наше время, когда все «человечно, слишком человечно» и нет ничего ангельского ни божественного, довольно удивительно. Но нет другого способа выразить это.

Масонство заметно развивается и эволюционирует в течение волшебного XVIII века: о периоде, начиная с основания масонства и до Великой французской революции, накоплен материал, достаточный для написания нескольких увесистых томов по истории. Возникают различные режимы, и со временем они все больше и больше отличаются друг от друга. Мы называем их спекулятивными или символическими, однако некоторые из них, по всей вероятности, представляют собой психические оперативные, или теургические (в мартинизме), или даже парапсихологические оперативные объединения.

Возникают некоторые режимы, различающие больше 90 степеней посвящения, что становится полной бессмыслицей: в ходе одного собрания ложи кандидат может подняться на шесть, семь или даже десять ступеней… без всякого специального ритуала, за одно касание. Специфическое значение, видимо, несет само название, без иной символической нагрузки. Все эти факты имеют свое логическое объяснение, что не исключает некоторой доли абсурда.

В XVIII веке рождаются и умирают отец Пернети и Мартинес де Паскуали (создавший оперативное послушание Элю-Коэн), рождается барон фон Хунд, который в 1751 году создаст Строгое Тамплиерское Послушание; рождается великий Жан-Батист Виллермо, который реорганизует его в Исправленный Шотландский обряд; 11 лет спустя шевалье Рамсей произнесет свою знаменитую речь[31], ускорившую эволюцию мистического направления масонства; умирает Сведенборг (который не был масоном, но его идеи были весьма распространены среди масонов, первоначально в Швеции, а затем повсеместно); Л. К. де Сен-Мартен[32] будет посвящен в Братство Розы и Креста.


Печать Мартинеса де Ласкуали


Между аутентичностью и набожностью оперативных ремесленных цехов, средневековых и более поздних, и этим спекулятивным преумножением титулов и званий, которые не имеют под собой никакого основания, нет возможности выбора…

«Розенкрейцер» — это единственная степень посвящения четвертого «тайного» класса ордена Элю-Коэн (избранные коганы, что на древнееврейском обозначает «священник»). Элю-Коэн подразделяется на следующие классы:


Первый класс: Символическое масонство

Ученик

Подмастерье

Мастер

Великий Избранный, или Избранный Мастер


Второй класс: Портик

Избранный Ученик Коэн

Избранный Подмастерье Коэн

Избранный Мастер Коэн


Третий класс: Храмовые уровни

Великий Избранный Мастер Коэн или Великий Архитектор

Рыцарь или Командор Востока или Великий Избранный Зоровавеля


Четвертый класс: Тайный

Розенкрейцер


В стороне от масонской вселенной, хотя и почти непосредственно в нее вовлеченная, существует наша Ordo Illuminatorum, Illuminati, Баварские Иллюминаты, первоначально носившие имя Ordo Perfectibilis. Орден, жаждущий проникнуть в масонскую вселенную и подчинить ее. Таким образом, нас интересует, какую смысловую нагрузку несет масонство, его символический, подчас пророческий характер.

Итак, современное масонство — посвященные приобщенные масоны — оформляется в XVIII веке и приобретает различные степени посвящения, представляясь великим защитником рациональности и просвещения. Но, противореча рациональности, которую оно якобы воплощает, масонство самым комическим образом дополняет нетерпимость и «иррациональность» религии еще большей светской религиозностью, которую демонстрируют его сложные ритуалы (подобную религиозность источает из всех пор самый атеизм). Ими наполнены их собрания, их ритуалы открытия и закрытия храма, и как следствие этого — ритуальные вход и выход из священных пространств — основной урок, который мы, к нашему стыду, практически утратили, поскольку наши храмы, действительно являющиеся таковыми, не имеют даже купелей при входе и выходе…



Франкмасон

Облачения, фартуки, шляпы, условные знаки, украшения, кольца, колье, надписи, катехизисы, различные детали одежды в зависимости от степени посвящения, степени посвящения, разные в разных ложах и послушаниях. Включение в масонскую вселенную — в наипервейшую очередь — термина «послушание», тайны посвящения, соответствующих ритуалов, паролей, приветствий и жестов… Черпая снизу, из сообразности и соответствия, масон рассчитывает на то же, что простой христианин получает свыше. Ничто не содержит трансцендентности. Понятие «Великого Архитектора Вселенной» интегрируется в самом сердце волюнтаристского и отвергнутого деизма. В действительности мы в изумлении видим изменения, которым подвергается, прежде чем на ней высохнут чернила, первая статья Устава Андерсона (1723), породившего спекулятивное масонство:

«Вольный Каменщик обязан, в силу данного им обязательства, подчиняться нравственному закону; и если он верно понимает Царственное Искусство, он никогда не станет неразумным атеистом или неверующим вольнодумцем. Но если в древности Вольные Каменщики обязаны были в каждой стране принадлежать к религии именно той страны и того народа, среди которого находятся, какой бы она ни была, в настоящее время считается более разумным обязывать их принадлежать к той лишь религии, в которой согласны между собой все люди, оставив им самим точно определять свои религиозные убеждения; это означает [, что Вольные Каменщики должны быть] людьми добродетельными и верными, то есть людьми чести и людьми честными, вне зависимости от личных убеждений и конфессиональной принадлежности каждого из них, — в силу чего Франкмасонство становится Центром Единения и средством установления истинной дружбы между людьми, которые — не будь его, — были бы разделены непреодолимой пропастью»[33].

Абсолютно бессодержательно.

Вскоре из зоны видимости исчезает упоминание о Боге Авраама, Исаака и Иакова, Отца Господа нашего Иисуса Христа, если оно вообще когда-то присутствовало у пастора Андерсона (который не был пастором).

Вместо того, чтобы избавиться от религиозных практик, масонство, позиционирующее себя столь рационалистическим, превратится в своеобразный плавильный котел суеверий, аллегорий, легенд, загадочных знаков, утраченных слов, мистических генеалогий, сверхъестественных явлений, криптограмм, укроний, эзотерики самого разного плана…

Напротив, мы верим, как и многие другие, что ранее масонство было близко к католичеству, что до Революции масонская философия была в основном христианской. Однако с первого часа существовали и абсолютно материалистические ложи, например Ложа Девяти Сестер или немецкая «масонская секта» иллюминатов.

В этой связи нас интересуют некоторые результаты конвента[34] в Вильгельмсбаде, состоявшегося в 1782 году по инициативе Виллермо. На нем собрались немецкие и французские масоны с целью реорганизовать масонство. Жозеф де Местр имел доступ к записям, составленным герцогом Брауншвейгским, Великим Магистром шотландского Масонства Строгого послушания. Он утверждал, что третья степень посвящения масонства должна была иметь своей целью трансцендентальное христианство и что было необходимо вопросить почтенную античность, чтобы найти смысл священных аллегорий.

В этом конвенте принимали участие ученики Вейсгаупта, объединившиеся с французскими рационалистами против немецких теософов. Это многое о них говорит. Результаты особенно благоприятствовали теософам, однако рационализм не сдался. Он продолжал развиваться в ложах, захватывая все новые и новые сферы влияния. Поэтому уходили люди с религиозным духом, среди которых были и Сен-Мартен и Жозеф де Местр. Они ушли навсегда.

Виатте скажет, что «именно баварские иллюминаты, присоединившиеся к некоторым рационалистическим ложам Франции, замыслили такой заговор, от которого не смогут ускользнуть ни монархия, ни Церковь»[35], и чуть ниже добавит, что баварцы, презиравшие устремления алхимиков, тамплиеров и остального масонства, ориентировали его на антиклерикализм, чем обозначили переход от религиозного масонства к революционному.

Лично мы не придаем иллюминатам даже половины такого значения. Скорее мы полагаем, что если масонство развивается в том смысле, в котором оно это делает, оно ведомо своей внутренней силой и убаюкано собственными колыбельными…

Сопротивляясь давлению существующей власти и отрываясь от своих первоначальных идеалов, вскоре они позиционируют себя выступающими против Алтаря и против Трона. В наставлениях Третьей Палаты ордена баварских иллюминатов[36] указывается: «Короли — отцы. Отцовская власть прекращается там, где прекращается недееспособность сына, и отец оскорбил бы сына, если бы попытался сохранить свои права после этого периода. Когда государство взрослеет, оно больше не нуждается в няньках»[37]. Таким образом, Король — отец…

Но не существует способа забыть однажды усвоенное, потому как не упомянуть маркиза де Вильявисьоса, дона Педро Пидаля (которого сегодня никто уже не вспоминает и который в своей знаменитой брошюре «Filioque» утверждал следующее: «В Семье, первом обществе, мы видим авторитарную подавляющую силу, силу Отца, действующую как сила по-настоящему центростремительная, и силу либеральную, анархическую, Сына, действующую как сила центробежная. Лишить Сына власти, чтобы существовали лишь Обязанности, кажется инстинктом Отцов, Власти; а покинуть гнездо, уйти от ответа, чтобы существовали лишь Права, кажется инстинктом Сыновей, Свободы»… По его мысли Отец — это Порядок, Монархия, а Сын — Республика, анархия.

Диктатура или республика, шпаги наголо. Вейсгаупт заключает: «Когда государство взрослеет, оно больше не нуждается в няньках». Вильявисьоса заключает: «возникает Любовь, то есть Святой дух, Третья ипостась, которая и примиряет противопоставленные силы, авторитарные и либеральные, формируя треугольник»…

И этот треугольник не имеет ничего общего с Трехсторонней комиссией…

Иезуиты будут изгнаны, скатится голова Капетинга. Это наводит на размышления, поскольку Революция произошла во Франции. Английская и французская аристократия занимают высшие ступени в масонстве, посвящены в самые главные тайны. Буржуазия перебирается на другую сторону океана, захватив с собой масонские ложи и ритуалы. И такими же масонами, как Гельвеций, Дидро, Вольтер и Голдвин, были Франклин, Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон и т. д.

Масонство рождается, таким образом, среди протестантов от sola scriptura, и поскольку никто не выражает отвращения к играм и переодеваниям, постепенно он углубляется в католические владения. Единственное Писание ведет к свободному толкованию. Свободное толкование выглядит разнузданным и расточительным в фантастических энтелехиях масонства. Они позволяют нам прийти к очевидному выводу: католическая догма, включающая в себя четкие правила проведения мессы, — это вершина рациональности, сравнимая с представительными ментальными зданиями франкмасонов.

Баварские иллюминаты с неизбежностью явились для масонства источником нерегулярности, а мы знаем о важности «регулярности»[38] для ложи. В действительности, банда Вейсгаупта стремится извлечь собственную выгоду из целей послушаний, на которых они, как мы уже сказали, паразитируют. Стремится приспособить их к собственным политическим интересам, к собственной антирелигиозной пропаганде. Подобно тому, чем, по их представлениям, были иезуиты внутри Церкви, они желали быть фактически тайным обществом внутри тайного общества. Такое мнение выражал в начале века их авторитетный историограф Рене ле Форестье, автор фундаментального исследования «Les Illuminés de Bavière»[39]. Иллюминаты исчезают внезапно, но, похоже, оставляют след: мы видим нечестивость масонства, его ненависть к Церкви, которую мы не можем назвать теологической. Однако, по мнению Жана Бейло, по-прежнему сохраняется небольшое количество братьев-масонов, верных своим корням. Они пытаются сосуществовать с подавляющим большинством агностиков и атеистов. Они пытаются выжить, игнорируя политизацию Великого Востока своего государства.

Эта политизация была начата Адамом Вейсгауптом и его баварскими иллюминатами, они ее придумали. Они желали ввести в ложах свой собственный путь, «путь замещения»[40].

Рене Генон сказал по поводу регулярности в масонстве, столь же мало относящейся к нашей теме, как и само масонство:


«Регулярность всегда стремятся основать на соображениях гисто исторических, на доказательстве, предполагаемом или истинном, непрерывной передачи сил, начиная с более или менее отдаленной эпохи, хотя мы должны были бы признать существование более гем одной нерегулярности в происхождении каждого из ритуалов, практикующихся в настоящее время. Мы полагаем, что все это не имеет того значения, которое некоторые, по разным причинам, стремятся ему приписать, и что подлинная регулярность обитает главным образом в среде ортодоксальных масонов, и что ортодоксальность их состоит в первую очередь в неуклонном следовании Традиции.

Истинная регулярность, на наш взгляд, это верность одному чистому по происхождению основанию, которое противоречит существованию «более гем одной нерегулярности в происхождении каждого из ритуалов, практикующихся в настоящее время»…


14 апреля 1947 года в лоне Древнего и Принятого Шотландского обряда Великой Ложи Франции тот же самый Генон создает ложу «Великая триада». 17 мая следующего года он писал франкмасону Мариусу Лепажу:


«…речь идет о ложе, которая будет очень закрытой (одним из условий вступления в нее будет достаточное знакомство с моими книгами), где предлагается специально применить, насколько это возможно, перспективы, которые я уже изложил, прежде всего в «Заметках»[41]. Я весьма удовлетворен этим результатом, который теперь дает мне уверенность в том, что проделанная работа, которой я посвятил всю мою жизнь, не пропадет втуне».


Как не подчеркнуть это столь характерное условие приема, как будто речь идет об иерофанте, о знании его наследия? Один из посвященных в его общество заявил об этом положении 14.04.1947: «с божьей помощью этот день станет, вероятно, более важным для Масонства, чем день провозглашения Устава Андерсона[42]. Чем он мимоходом подтверждает наш собственный тезис, то есть: что спекулятивное Масонство, общество приобщенных посвященных (с другой стороны, не являющееся наследником никакого другого тайного общества), датируется первой четвертью XVIII века и ни днем ранее.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Льюис Кори.
Морганы. Династия крупнейших олигархов

Николай Боголюбов.
Тайные общества XX века

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 2
e-mail: historylib@yandex.ru
X