Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Л. И. Гольмана.   История Ирландии

IX. Ирландия в последней трети XIX в.

Обострение ирландского вопроса в 70-е годы XIX в. Гомрулеры. Чарлз Парнелл



Аграрный вопрос и в 70-е годы оставался в центре социальной жизни Ирландии. Земля находилась в собственности 12 тыс. лендлордов, в числе которых были крупнейшие земельные магнаты; 1400 лендлордов владели 3 млн. акров земли. Аграрный переворот середины века не уничтожил полностью мелкую и мельчайшую аренду. Из полумиллиона арендаторов 145 тыс. располагали участками размером не более 5 акров, а 119 тыс. — от 5 до 15 акров. Несмотря на закон 1870 г., величина арендной платы и сроки аренды по-прежнему зависели исключительно от лендлордов, а все улучшения, производимые крестьянами, немедленно вызывали повышение арендной платы.

На экономике Ирландии тяжело сказался затяжной кризис сельского хозяйства Великобритании. Наводнение британского рынка зерном и мясом из США и других стран привело к резкому снижению цен на сельские продукты как в метрополии, так и в ее колонии — Ирландии. Это отразилось на положении ирландских арендаторов, сказалось в известной степени и на доходах ирландских лендлордов. Свои убытки последние стремились возместить посредством дальнейшего повышения арендной платы и еще более усиленного выколачивания недоимок. Продолжался и сгон арендаторов с земли: в 1877 г. было выселено со своих участков 980 семей, в 1880 г. — 2 110.

Начиная с 1876 г. четырехлетние неурожаи привели к тому, что в конце 70-х годов ирландские крестьяне стояли перед реальной угрозой повторения бедствий 40-х годов. Ухудшение положения крестьянских масс и, как следствие, рост числа «аграрных преступлений» против лендлордов и их агентов свидетельствовали о том, что в Ирландии сложились предпосылки для нового подъема национального движения. Необходимость решения задач антиколониальной революции, уничтожения остатков феодализма становилась все более настоятельной.

После поражения фениев главную роль в ирландском национальном движении в 70-х годах стали играть сторонники установления в Ирландии самоуправления (гомруля) конституционным путем. В 1870 г. была создана Ирландская лига гомруля, члены которой обязались добиваться в парламенте предоставления Ирландии самоуправления. На парламентских выборах 1874 г. в палату общин было избрано 60 сторонников гомруля во главе с протестантским адвокатом И. Ваттом. Ирландская фракция в палате общин включала представителей различных общественных слоев: помещичьих кругов, буржуазии, интеллигенции и мелкой буржуазии, в ее составе были либералы и бывшие фении, протестанты и католики.

В 1874 г. Энгельс писал по поводу выступления гомрулеров: после того как возможность восстания в Ирландии была исключена на долгие годы, оставался «только путь легального движения, которое и началось под знаменем гомруля, «господства в собственном доме». Основное требование заключалось в том, чтобы королевский парламент в Лондоне передал законодательство по всем чисто ирландским вопросам особому ирландскому парламенту в Дублине... Это движение... приобрело такую силу, что к нему вынуждены были присоединиться ирландские депутаты самой различной партийной окраски... Со времен О'Коннела... впервые снова появляется в парламенте сплоченная ирландская партия...»1.

Новая национальная партия, главной ареной политической борьбы которой была палата общин, применила такой чисто парламентский метод действия, как обструкции: внесение бесконечных поправок, выступления с многочасовыми речами на посторонние темы, не имеющие касательства к повестке дня, и т. п., что затягивало рассмотрение вопросов и принятие решений. Существовавшая в британском парламенте процедура создавала весьма благоприятные условия для широкого применения этого метода2. Инициатива применения обструкций исходила от ирландского депутата Джозефа Биггара, белфастского оптового торговца, члена Высшего совета Ирландского революционного братства (его роль в фенианском движении была неизвестна большинству гомрулеров). Четырехчасовая речь Биггара о заболеваниях свиней сорвала переход к очередному пункту повестки дня.

Сначала обструкции применялись только несколькими депутатами-гомрулерами, но с избранием в парламент нового ирландского депутата Чарлза Парнелла обструкции превратились в эффективное средство, которым широко стала пользоваться вся фракция.

30-летний протестантский землевладелец из Уиклоу Чарлз Стюарт Парнелл принадлежал к той категории ирландских помещиков, в семьях которых из поколения в поколение сохранялась верность освободительным идеалам. Дед Чарлза Парнелла по материнской линии был вице-адмиралом, участвовавшим в войне 1812 г. США против Англии. Другой его дед командовал отрядами волонтеров, поддерживал Граттана. Чарлз Парнелл был убежденным сторонником самостоятельности Ирландии, решительно отвергая при этом фенианские методы борьбы, какие-либо вооруженные действия. Будучи сторонником конституционных методов, Парнелл разделял взгляды гомрулеров и на решение аграрного вопроса. Он считал необходимым установление определенного уровня «справедливой» арендной платы, устойчивого срока арендного договора, разрешения свободной продажи земли. Эта программа, выдвигавшаяся еще в 50-е годы Лигой защиты прав арендаторов, составляла в то время максимум требований гомрулеров по аграрному вопросу. В то же время Парнелла, как и других гомрулеров, не могла не беспокоить усилившаяся в 70-е годы эмиграция. Они считали, что осуществление их аграрной программы принесет крестьянам необходимое облегчение. После смерти Батта в 1877 г. Парнелл был избран председателем Лиги гомруля.

К концу 70-х годов гомрулеры выступали как организованная политическая сила ирландского национального движения. Вне парламента их поддерживали состоятельные слои ирландской эмиграции в США, а в самой Ирландии — зажиточное городское и сельское население, а также часть либерально настроенных землевладельцев. Основная масса населения не знала о том, что происходит в стенах палаты общин, а сторонники фениев, особенно революционная эмиграция в США, открыто обвиняли гомрулеров из-за их отказа от революционных методов борьбы в «предательстве национальных интересов».

Новая программа национального движения. Майкл Девитт



Резкое ухудшение положения широких масс крестьян создало почву для вовлечения их в национальное движение. Но для этого требовалась такая программа, которая отвечала бы их жизненным интересам, сплачивала бы на борьбу против лендлордов. У гомрулеров такой программы не было, а доктрина революционных демократов 1848 г. о сочетании борьбы за землю с борьбой за национальное освобождение Ирландии была фактически предана забвению.

О необходимости вернуться к программе 1848 г. заговорили в начале 70-х годов в ирландских секциях Первого Интернационала в Нью-Йорке. Ее горячим сторонником стал секретарь секции № 7 Джон Девой, виднейший участник фенианского движения. Этому способствовала постановка ирландского вопроса в Международном Товариществе Рабочих. Выдвинул эту доктрину в качестве основы национального движения этих лет бывший фений Майкл Девитт.

Сын изгнанного в 1852 г. арендатора из графства Мейо, Майкл Девитт прошел трудный жизненный путь. Он с раннего детства был вынужден работать на фабрике в английском городе Гаслингене, а в 11-летнем возрасте ему ампутировали до плеча руку, изуродованную машиной. Совсем молодым Майкл Девитт примкнул к фениям. В конце 60-х годов он уже был организатором отрядов фениев на севере Англии и обеспечивал снабжение их оружием. В 1870 г. 24-летний Девитт был осужден английским судом на 15 лет каторги и лишь в 1877 г. условно освобожден по амнистии. Он вышел из тюрьмы с твердым намерением предложить ирландскому движению «новый курс». Свои взгляды Девитт изложил осенью 1878 г. бывшим единомышленникам — фениям в США. Программа действий, которую он разработал вместе с Девоем, определялась прежде всего отказом от подготовки восстаний путем заговоров, убеждением в необходимости вовлечения в борьбу в первую очередь крестьян, создания широкого национального объединения. Основной задачей должна была стать борьба против лендлордизма, крах которого привел бы к возвращению земли ее настоящим владельцам. Выступая в сентябре 1880 г. на митинге в Канзасе (США), Девитт заявил: «Объявив аграрную войну ирландским лендлордам с целью ликвидации их гарнизона в Ирландии... мы подготавливаем путь к ее полной независимости...».

Девитт и Девой предложили создать единую организацию, которая охватила бы сельское и городское население, гомрулеров и фениев, католиков и протестантов. Ее должны поддержать многочисленные ирландские эмигранты в Англии, США, Австралии, Новой Зеландии. Предполагалось, что эта эмиграция, значительно влиявшая на формирование общественного мнения в самой Ирландии, обеспечит и финансовые нужды движения.

Предстояло организовать противодействие изгнанию арендаторов, вести борьбу против повышения лендлордами арендной платы и оказывать финансовую помощь нуждающимся. В качестве конечной цели выдвигалось установление независимой Ирландской республики. Однако ближайшая задача ограничивалась достижением самоуправления Ирландии, что должно было привлечь к движению и гомрулеров. Такая широкая программа, ставившая в центре внимания отношения между лендлордами и крестьянами, сочетавшая национальные и социальные задачи, отвечала интересам различных классов и политических группировок Ирландии, объективным потребностям национальной борьбы. Она могла поднять на борьбу широкие крестьянские массы, для которых господство лендлорда олицетворяло и экономический и национальный гнет. Согласие фениев, в том числе Высшего совета ИРБ, поддержать этот план обуславливалось тем, что он не исключал вооруженное восстание на высшей ступени борьбы. Многие фении уже понимали, что на успех можно рассчитывать только в случае, если в движение будут вовлечены широкие массы народа.

Новую программу, изложенную Девиттом и его сторонниками на митингах и собраниях в городах США, одобрили тысячи ирландцев. Она была изложена также в специальном послании к Парнеллу, которому Девитт, Девой и их друзья предложили встать во главе общенациональной ирландской организации. Хотя ответ не был получен, Девитта, Девоя это не обескуражило. Позднее Парнелл утверждал, что послание не дошло до него.

В целом «новый курс», разработанный ирландскими демократами, был весьма близок к сформулированным Марксом в качестве платформы Первого Интернационала по ирландскому вопросу задачам антифеодальной и антиколониальной революции в Ирландии. Это свидетельствовало о жизненности и актуальности новой платформы ирландского национального движения.

Ирландская национальная земельная лига. Вступление в борьбу широких крестьянских масс (1879—1882 гг.)



Весной 1879 г. группа ирландских демократов во главе с Майклом Девиттом приступила к реализации своих планов в западных графствах Мейо, Слайго, Голуэй и др., наиболее страдавших от неурожая и произвола лендлордов. Это были районы самой мелкой аренды.

20 апреля 1879 г. в Айриштауне (Мейо) был созван первый митинг арендаторов землевладельца Берка, объявившего незадолго до этого о значительном повышении арендной платы. Выступали как приехавшие из Дублина, так и местные ораторы (преимущественно бывшие фении). Была принята написанная Девиттом резолюция, призывавшая покончить с лендлордизмом и провозглашавшая боевой лозунг: «Земля Ирландии — народу Ирландии!» После окончания митинга все семь тысяч его участников прошли мимо дома Берка с возгласами: «Долой лендлордов!», «Земля — крестьянам!» На другой день Берк снизил арендную плату на 25%. Митинг в Айриштауне положил начало самому массовому в XIX в. выступлению ирландских крестьян, организованному на основе широкой программы.

Затем последовали митинги в других городах и поселках с участием тысяч крестьян. На 10-тысячном митинге в Уэстпорте впервые выступил и Парнелл, призвавший противодействовать выселениям, росту арендной платы и одобривший, таким образом, наконец начавшееся движение. В условиях ожесточенных нападок светской и церковной реакции на «организованный бандитизм» крестьян выступление Парнелла имело весьма большое значение. Движение усилилось к концу лета, когда в результате затяжных дождей крестьяне Западной Ирландии лишились не только основной пищи — картофеля, но и основного вида топлива — торфа. Надвигалась голодная и холодная зима.

18 августа 1879 г. на многолюдном митинге Майкл Девитт и его друзья сообщили о создании Земельной лиги графства Мейо. Вскоре, 21 сентября, была основана Ирландская национальная земельная лига. Ее президентом стал Чарлз Парнелл. Майкл Девитт был избран почетным секретарем Исполнительного комитета, в который вошли представители гомрулеров и фениев; среди последних были Патрик Эган (казначей Лиги), Бреннан и Секстон. Официальная программа Лиги включала требования снижения несправедливой арендной платы и фиксации сроков арендных договоров, прекращения сгона арендаторов, предоставления стране самоуправления и создания автономного парламента. Но в то же время сохранялась более радикальная программа Лиги Мейо, которая требовала полного уничтожения лендлордизма и возвращения земли крестьянам, а также создания независимой Ирландской республики. Все революционно-демократическое крыло Земельной лиги фактически придерживалось именно этой программы, рассматривая решение аграрного вопроса только как ступень в борьбе за полную независимость страны. В 1884 г. Девитт писал в открытом письме в газету «Нью-Йорк уорлд»: «Земельная лига была основана для полного уничтожения ирландского лендлордизма, во-первых, как системы, ответственной за нищету и голод в Ирландии, постоянно терзающих ее; во-вторых, потому что лендлордизм является британским гарнизоном, преграждающим путь к национальной независимости страны».

По согласованию с Парнеллом и другими гомрулерами вопрос о будущем политическом устройстве Ирландии не был включен в программу. Это давало возможность объединить все национальные силы Ирландии — от крестьян до либеральных землевладельцев. В свою очередь гомрулеры получали теперь широкую поддержку вне парламента.

Была выработана структура Земельной лиги, принят Устав. Уже к концу года насчитывалось около 200 отделений Лиги, зарегистрированных в ее Исполнительном комитете в Дублине. Они возникали при больших поместьях, в которых было много арендаторов, в поселках и городах, объединяя здесь также и другие трудовые слои населения. Отделения регулярно созывали митинги, на которых до сведения тысяч присутствующих доводились намерения того или иного лендлорда повысить плату или выселить арендаторов, принимались соответствующие резолюции. Через отделения распределялись получаемые из Дублина средства для оказания помощи изгнанникам и семьям арестованных. Ораторы Исполнительного комитета Лиги разъясняли значение борьбы против лендлордов.

Вскоре Земельная лига смогла продемонстрировать на практике свои возможности: в январе 1880 г. она выиграла так называемую «битву в Карраре». Деревню Каррару, как и все соседние деревни глухого полуострова Коннемары, расположенного на крайнем западе Ирландии, населяли рыбаки и беднейшие арендаторы, обрабатывавшие неплодородные земли. Безлесные горы, скалистые обрывы, ущелья, болота, торфяники, сотни озер и узкие долины — такова была земля, которая должна была кормить тысячи людей. Кромвелевский генерал, один из завоевателей Ирландии, побывав на Коннемаре, заявил: «Там нет дерева, чтобы повесить ирландца, и нет земли, чтобы потом его похоронить».

В конце 1879 г. многие жители Каррары получили предупреждение о том, что в ближайшее время им будет вручено официальное извещение о выселении за недоимки. Тогда на помощь пришли местные отделения Земельной лиги. В начале января по призыву их руководителей двухтысячная толпа крестьян в течение нескольких дней преграждала доступ агентам лендлордов к хижинам подлежащих выселению арендаторов. Вооруженная охрана агентов не могла пробиться к домам, к тому же в деревнях никто не соглашался ни за какие деньги снабжать солдат продуктами. Не было помощи и извне, поскольку все дороги, ведущие к деревням, были перекрыты и охранялись крестьянами. В результате лендлорд был вынужден отказаться от выселения арендаторов. Отчет о событиях в Карраре обошел многие газеты Ирландии, Англии, США, Канады и Австралии и содействовал дальнейшему развитию движения. Сам факт, что впервые в истории Ирландии удалось поднять на совместные действия забитое сельское население Коннемары, свидетельствовал о правильности курса Земельной лиги.

Аналогичные выступления крестьян происходили и в других районах страны. При этом стал широко применяться такой метод борьбы, как бойкот (название происходит от фамилии управляющего поместьем лорда Эрна капитана Бойкотта, к которому впервые успешно был применен этот метод). В январе 1880 г. на митинге в графстве Куинс Девитт предложил бойкотировать всех тех, кто берет в аренду ферму изгнанного арендатора. Об этом же пространно говорил на митинге в Эннисе 19 сентября 1880 г. и Парнелл. Бойкотирование стало настолько эффективным средством крестьянской борьбы, что уже летом 1880 г. на митинге ирландцев в Бостоне (США) Девитт заявил: «Сегодня не найти в Ирландии человека, который осмелился бы арендовать землю изгнанного арендатора. Если бы такой и нашелся, то он не смог бы жить здесь. Ему не будут продавать, у него не будут покупать; в церкви никто не сядет рядом с ним. Пустые фермы остаются пустыми и служат неплохим предостережением лендлордам...»

Применение бойкота способствовало преодолению разобщенности крестьян, установлению единства их действий, дальнейшему подъему движения. Приезжавшие из Дублина агитаторы Комитета Лиги вместе с представителями местных отделений решали, кого надо подвергнуть бойкоту, кому понадобится финансовая помощь. После каждого митинга на дверях лавок, гостиниц и даже церкви появлялись списки торговцев, ремесленников, владельцев средств транспорта, гостиниц, постоялых дворов и др., т. е. всех тех, кто продолжал обслуживать бойкотируемого лендлорда, с предупреждением, что если они не поддержат Земельную лигу, то будут сами подвергнуты бойкоту. Такой метод революционизировал движение.

Ирландская пресса осенью 1880 г. писала о миллионе участников движения против лендлордов, о том, что к западу от реки Шаннон Земельная лига сделала фактически невозможным изгнание арендаторов. В труднодоступных местах Ирландии ее отделения — к началу 1881 г. их насчитывалось в стране около тысячи — фактически превращались в органы местного самоуправления. Благодаря постоянному притоку средств из США и Австралии, а также взносам более имущих членов Лиги Исполнительный комитет Земельной лиги к концу 1880 г. ежемесячно расходовал на движение около 1 тыс. ф. ст.

Практически деятельностью Лиги руководил Майкл Девитт. Его знали во всех отделениях Лиги. Он постоянно находился в разъездах, выступал на митингах, публиковал статьи в американской и ирландской печати. Девитт не раз пересекал океан, чтобы агитировать в США за поддержку движения в Ирландии. С его помощью ирландские эмигранты в США и Австралии основали земельные лиги. Девитт подвергался ожесточенным нападкам со стороны британской реакции, высшего духовенства. И в то же время он пользовался глубоким уважением всех прогрессивных сил Ирландии, Великобритании, США. «Карл Маркс и его семья всегда очень высоко и с большим одобрением отзывались о мужественном поведении Майкла Девитта, когда он вел великую борьбу за освобождение Ирландии», — вспоминал близкий друг Маркса Фридрих Лесснер.

Успех движения во многом определялся участием в нем Чарлза Парнелла. Постоянно выступая на митингах в разных концах страны, он призывал добиваться облегчения участи крестьян. Увлеченный общей атмосферой подъема национального движения, Парнелл пропагандировал идею бойкота лендлордов и их агентов, угрожая в случае отказа от удовлетворения требований арендаторов призвать крестьян к полному отказу от внесения арендной платы. Для развития общенационального движения в эти годы большое значение имела и тесная связь Парнелла с верхами ирландской эмиграции в США, что обеспечивало постоянную финансовую поддержку с ее стороны. Особенно содействовало росту его популярности то, что, будучи протестантом, он решительно осуждал все виды религиозного гнета и религиозную рознь, призывая к объединению протестантов и католиков.

К концу 1880 г. Ирландия представляла арену своеобразной крестьянской войны, разбившей страну на два враждебных лагеря. На одной стороне находились все революционные силы национального движения и сочувствующие им прогрессивные круги ирландских землевладельцев и буржуазии, на другой — вся реакция, объединенная вокруг Дублинского замка, лендлорды, высшее католическое и протестантское духовенство. За их спиной стоял и папа римский, не раз осуждавший в многочисленных энцикликах борьбу ирландского народа. Британская реакционная пресса подогревала настроения. «Положение в Ирландии, — писала в начале 1881 г. одна из лондонских газет, — становится все более напряженным, правительство наводнило остров войсками, побережье охраняет морская пехота, однако ирландский народ слушает только одного Майкла Девитта, практического руководителя Земельной лиги...»

В декабре 1880 г. английский премьер Гладстон заявил о своем намерении внести на рассмотрение палаты общин новый закон о введении в Ирландии чрезвычайного положения (обострение борьбы в Ирландии совпало по времени с агрессией Великобритании в Южной Африке и поражениями, которые армия терпела там от буров).

В этих условиях левое крыло Земельной лиги сочло своевременным перейти к следующей стадии борьбы — полному отказу крестьян от платежа арендной платы. Наиболее решительно настроенная часть революционных демократов предполагала, что эта новая фаза станет прологом к давно ожидаемому вооруженному восстанию. Майкл Девитт предложил Парнеллу и другим членам Исполнительного комитета Земельной лиги призвать с февраля 1881 г. всех крестьян к всеобщей забастовке против лендлордов. Девитт и его сторонники были убеждены, что под нажимом крестьянских масс Дублинский замок в конечном счете капитулирует. Но поскольку парламент, несомненно, будет форсировать принятие нового чрезвычайного закона для Ирландии, то ирландские депутаты, считали они, должны покинуть Вестминстер и явочным порядком созвать в Дублине самостоятельный ирландский парламент, провозгласив его единственным правительством страны.

Однако это предложение Девитта и других встретило решительное противодействие со стороны почти всех гомрулеров, включая и самого Парнелла, полагавшего, что это заведет национальное движение «слишком далеко». 2 февраля 1881 г. большинство Исполнительного комитета Лиги отвергло предложенный план. А 3 февраля был арестован Майкл Девитт, которого немедленно отправили отбывать «оставшийся» после амнистии 8-летний срок каторжных работ. В палате общин была введена новая процедура, запрещавшая обструкции, и 2 марта 1881 г. в срочном порядке через парламент был проведен закон, вводивший в Ирландии на неопределенный срок военное положение.

Одновременно правительство Гладстона, придерживаясь политики «кнута и пряника», провело новый земельный акт, представлявший собой еще один шаг к урегулированию условий аренды в духе известного требования «три F»3. Устанавливался пятнадцатилетний срок арендного договора, вводилось нечто вроде таксации арендной платы, размеры которой определялись специальными земельными судами и др. Как и предыдущий аграрный акт 1870 г., этот закон 1881 г. содержал такое количество оговорок, поправок, исключений в пользу лендлордов, что на практике установленные им правила в ряде случаев оказывались невыполнимыми. В частности, закон разрешал сгонять арендаторов с земли за недоимки, а лендлордам предоставлялись значительные ссуды на выгодных условиях для покрытия «убытков» от недоимок.

Маркс писал по поводу этого закона: «Гладстон проделал очень тонкий трюк... в момент, когда должно произойти обесценение земли в Ирландии (как и в Англии) вследствие ввоза хлеба и скота из Соединенных Штатов, он предоставил в этот самый момент в распоряжение земельных собственников государственное казначейство, чтобы они могли продать ему эти земли по цене, которой они уже не стоят!»4

Акт 1881 г. носил двойственный характер. Он был, безусловно, уступкой национальному движению, вырванной Земельной лигой у правящих классов. Но в то же время эта реформа раскалывала движение, усиливала стремление его более умеренного крыла к поискам дальнейших компромиссов. Аграрный акт 1881 г. нанес сильный удар и по самой Земельной лиге. От нее стали отходить зажиточные слои арендаторов, уже тяготившиеся своим, часто вынужденным угрозой бойкота участием в движении, отражавшемся на их доходах.

Левое крыло руководства Лиги отрицательно отнеслось к закону 1881 г., справедливо полагая, что эта реформа мало что дает крестьянам.

Идя на известные уступки ирландцам в аграрном вопросе, правительство Великобритании с исключительной жестокостью применило закон о военном положении. Сотни руководителей местных отделений Лиги были брошены в тюрьмы.

В это время в национальное движение впервые вступила новая сила — ирландские женщины, организованные в самостоятельную Женскую земельную лигу, созданную в январе 1881 г. по инициативе двух сестер Чарлза Парнелла — поэтессы Фанни Парнелл, которая жила со своей матерью в США, и Анни Парнелл, находившейся в Ирландия. Их горячо поддержал Майкл Девитт, сумевший убедить в целесообразности самостоятельной организации женщин многих ее первоначальных противников, в том числе и самого Чарлза Парнелла.

Деятельницы Женской лиги заменили арестованных членов Исполнительного комитета. Женщины собирали и распределяли средства, поддерживали связь с отделениями основной Земельной лиги, помогали изгнанным арендаторам и семьям арестованных. В ирландских городах возникла сеть отделений Женской земельной лиги. В значительной степени благодаря участию женщин продолжалась борьба в условиях усиливавшейся реакции.

Однако британское правительство стало прибегать к еще более жестоким мерам. В октябре 1881 г. кабинет министров лишил Парнелла и некоторых других гомрулеров парламентской неприкосновенности, после чего они были отправлены в тюрьму. Ирландский народ ответил на это «аграрным террором».

Оставшиеся на свободе члены Исполнительного комитета Лиги, а также их сторонники в США продолжали настаивать на объявлении всеобщей забастовки крестьян. С этим же предложением обратился к Парнеллу и находившийся в каторжной Портлендской тюрьме Девитт. После длительного обсуждения Парнелл, Девитт и другие члены Исполнительного комитета подписали манифест под названием «Нет — арендной плате», опубликованный в ирландской прессе. Манифест призывал крестьян отказаться от внесения всякой арендной платы, пока не будут удовлетворены требования возвращения ирландскому народу его земли, прекращения репрессий, восстановления конституционных прав и освобождения арестованных. В ответ правительство немедленно запретило Земельную лигу, причислив ее к «преступным обществам».

Если правые гомрулеры были обеспокоены этим ходом событий, выводившим движение за рамки конституционных действий, то бывшие фении рассматривали манифест как прелюдию к вооруженному восстанию, которого они с таким нетерпением ожидали. Их убеждение, казалось, подтверждал развернувшийся почти по всей стране «аграрный террор», который осуществляли снова активизировавшиеся после ареста лидеров Лиги тайные крестьянские общества, такие, как «дубовые ребята», «кленовые ребята», «люди капитана Лунного света» и др. В свою очередь осенью 1881 г. Дублинский замок открыто провоцировал восстание крестьян, рассчитывая посредством применения закона военного времени потопить его в крови.

Элеонора Маркс, выражая взгляды своего отца и Энгельса, писала в октябре 1881 г. Лауре Лафарг: «Правительство толкает ирландцев к открытому восстанию, которое будет раздавлено. Ирландцы должны держать себя в руках и не позволять себя провоцировать...»

Крестьянские массы объединялись в значительной степени вокруг местных отделений Земельной лиги, являвшихся их единственными защитниками от произвола лендлордов. Их поддерживали остававшиеся пока на свободе члены Исполнительного комитета обеих земельных лиг, хотя власти стали уже арестовывать и ирландских женщин. Однако массовое движение крестьян разворачивалось медленнее, чем можно было ожидать. С августа 1881 г., когда вступил в действие земельный акт, обеспеченная прослойка крестьян-арендаторов стала все чаще обращаться в организованные правительством земельные суды, надеясь на удовлетворение своих требований. С другой стороны, наиболее радикально настроенные участники борьбы, главным образом молодежь, все больше поворачивали на путь террора, требуя вооруженного выступления против лендлордов.

Такова была обстановка, когда в апреле 1882 г. представители правительства Гладстона начали переговоры с президентом Земельной лиги Парнеллом. Переговоры привели к заключению в конце апреля соглашения (оно вошло в историю как Килмейнхеймское соглашение — по названию тюрьмы, в которой находились лидеры гомрулеров), согласно которому Гладстон обязался отменить закон о военном положении и освободить арестованных, а также оказать государственную помощь примерно 100 тыс. арендаторов в уплате недоимок. В свою очередь Парнелл согласился на роспуск обеих земельных лиг и обещал принять меры к прекращению массового крестьянского движения, а также содействовать либералам в пресечении «аграрных преступлений». К вопросу о гомруле предполагалось вернуться позднее, когда будут выполнены основные пункты соглашения. Гомрулеры считали, что Килмейнхеймское соглашение открывает перспективу достижения самоуправления Ирландии конституционным путем. Таким образом, это соглашение знаменовало собой поворот буржуазной партии гомрулеров от союза с крестьянскими массами к политике компромисса с правящими классами Великобритании, возвращение большей ее части к прежней, исключительно парламентской тактике борьбы.

В то же время соглашение являлось и определенной уступкой самих правящих классов Великобритании национальному движению, на которую они пошли в условиях непрекращавшейся крестьянской борьбы и продолжавшегося обесценения земли. После его подписания правительство освободило из тюрем руководителей Земельной лиги и всех участников движения.

Хотя Земельная лига не довела свою борьбу до конца, но те результаты, которых она добилась, имели исключительные последствия для дальнейшей судьбы Ирландии. «Ирландская земельная лига, — писал Конноли, — сломила сопротивление ирландского лендлордизма...»

В начале 80-х годов в Ирландии складывалась революционная ситуация, решающим фактором которой были пришедшие в движение широкие крестьянские массы. Но без последовательного руководства движением со стороны либо рабочего класса, либо прогрессивной национальной буржуазии эта ситуация не смогла перерасти в подлинную антифеодальную или антиколониальную революцию. Правящие круги Великобритании, вовремя оценившие обстановку, пошли на соглашение с умеренным крылом ирландского национального движения. Они перехватили инициативу в решении аграрного вопроса в Ирландии, начав осуществлять его сверху, и заложили основы последующей, более гибкой аграрной политики.

Первая попытка введения гомруля. Оранжизм (1885—1886 гг.)



Соглашение, заключенное между либералами и гомрулерами, не было полностью реализовано. Через несколько дней после его подписания, 6 мая 1882 г., в дублинском Феникс-парке террористы из тайного общества «Непобедимые» убили только что назначенного правительством нового секретаря по делам Ирландии лорда Кавендиша и его заместителя Берка. Убийство положило начало серии террористических актов против британской администрации как на территории Ирландии, так и в городах Англии. Последыши фенианства стали, по выражению Энгельса, на путь «своеобразного бакунизма». Их центр, находившийся в США, объявил британскому правительству «динамитную войну». Со своей стороны определенные британские круги провоцировали эти террористические акты, чтобы получить «оправдание» для репрессий против ирландского народа. Гладстон снова обрушил на Ирландию новые карательные меры.

Основной ареной национальной борьбы опять становится парламент, в котором Парнелл по-прежнему возглавлял сплоченную фракцию гомрулеров. И все же партия гомрулеров не могла игнорировать и продолжавшееся стихийное движение арендаторов. Чтобы ввести это движение в определенные рамки, осенью 1882 г. под эгидой Парнелла и других гомрулеров была создана легальная Национальная лига, программа которой включала предоставление Ирландии гомруля, усовершенствование аграрного закона 1881 г. с целью добиться перехода арендуемых земель в частную собственность крестьян, введение местного самоуправления и поощрение национальной промышленности. Это была программа достаточно широкого буржуазного преобразования Ирландии, исключавшая революционные действия. Национальная лига объединяла во второй половине 80-х годов более 150 тыс. местных отделений, как правило образованных на базе прежних отделений Земельной лиги. Невозможно было вытравить сразу и прежние методы борьбы, в частности попытки организовать противодействие выселению арендаторов и т. п. Но руководство этими отделениями переходило постепенно в руки более зажиточной прослойки арендаторов. К тому же и Исполнительный комитет Национальной лиги не поощрял «неконституционные действия».

Весной 1886 г. либеральное правительство Гладстона внесло в палату общин законопроект о предоставлении Ирландии самоуправления. Этот шаг был сделан либералами под воздействием ряда факторов. В результате осуществленной в Великобритании избирательной реформы 1884 г. в палате общин значительно увеличилось число, ирландских депутатов, среди которых усилилась демократическая прослойка. После выборов 1885 г. фракция гомрулеров насчитывала 89 человек. Вместе с 249 консерваторами они составляли блок, способный провалить любой законопроект либерального правительства. Эту зависимость от голосов ирландцев Гладстон реально ощутил после того, как еще в середине 1885 г. гомрулеры, проголосовав вместе с консерваторами, заставили уйти его в отставку, а через шесть месяцев, убедившись в непримиримом отношении тори к гомрулю, присоединились снова к либералам и способствовали возвращению их к власти.

Другим фактором, который не могли игнорировать либералы, была растущая критика ирландской политики правительства в самой Англии со стороны радикальных клубов и других прогрессивных организаций, требовавших прекращения репрессий в Ирландии, предоставления гомруля, решения аграрного вопроса в этой стране. И наконец, непрекращавшиеся волнения крестьянских масс служили постоянным напоминанием о возможности новой вспышки массового движения против лендлордов. В апреле 1886 г. либеральное правительство представило палате общин проект гомруля, предусматривавший восстановление автономного двухпалатного ирландского парламента по образцу парламента, существовавшего в конце XVIII в., при сохранении в то же время за британским правительством контроля над экономикой страны (включая прерогативу устанавливать таможенные пошлины) и всех внешнеполитических, военных и полицейских функций.

Но и этот весьма умеренный проект вызвал ожесточенное противодействие со стороны различных реакционных кругов Великобритании: английских консерваторов, части либералов, оранжистов Ольстера и высшего духовенства. Мелкобуржуазного обывателя, средние городские слои и рабочую аристократию запугивали «гибельными последствиями отпадения Ирландии», перспективой развала Британской империи. В процессе борьбы вокруг гомруля произошел раскол в самой либеральной партии: в июне 1886 г. 95 ее депутатов в палате общин, сторонников сохранения унии (так называемые либерал-юнионисты), во главе с Джозефом Чемберленом выступили вместе с консерваторами против законопроекта.

Непримиримыми врагами законопроекта были оранжисты Ольстера. Земельные магнаты и буржуазия этой провинции, которые вели за собой мелкобуржуазные городские слои, квалифицированных рабочих-протестантов, занятых в лучше оплачиваемых отраслях экономики (строителей, котельщиков, судостроителей, металлургов, электриков, машиностроителей Белфаста и других северных городов), зажиточных фермеров, подстрекаемых высшим протестантским духовенством, были фанатичными сторонниками сохранения унии между Англией и Ирландией. Уния обеспечивала им контакт с буржуазией метрополии и возможность получения крупных прибылей, откуда извлекала выгоду и рабочая аристократия. Во главе ольстерской реакции стояли миллионеры — владелец судоверфей Дж. Корри, льняной магнат У. Эварт и др. Эти реакционные круги были теснейшим образом связаны с британскими консерваторами. Представитель партии тори Рандольф Черчилль, специально прибывший в феврале 1886 г. в Белфаст для встречи с магнатами Ольстера, от имени своей партии обещал им полную поддержку в борьбе против гомруля.

Этот союз реакционных сил разжигал религиозную рознь, терроризируя посредством Оранжистского ордена католическое население провинции (католики составляли здесь 83% сельских жителей и менее 1/3 жителей городов, преобладая среди батраков, чернорабочих, домашней прислуги и т. п.). Летом 1886 г. оранжистская реакция организовала в северных городах погромы католического населения. Было убито 32 человека и ранено более 400 человек.

Билль о гомруле был провален во время второго чтения в палате общин; против него был подан 241 голос, за — 211. Парламент был распущен. К власти пришло правительство консерваторов во главе с крупным землевладельцем маркизом Солсбери.

Наступление реакции (1887—1891 гг.). Гэльская лига



Правительство Солсбери начало свою деятельность с наступления на ирландское национальное движение. В марте 1887 г. в палату общин был внесен очередной законопроект об усилении репрессий против «террористов», под действие которого подпали по существу все выражавшие недовольство ирландцы. 17 июня 1887 г. парламент принял закон о введении в Ирландии на неопределенный срок чрезвычайного положения; приравнивалось к преступлениям проведение митингов и демонстраций. Хотя между Англией и Ватиканом не существовало дипломатических отношений, тем не менее по просьбе британского правительства папа римский одобрил этот закон, о чем широко сообщалось во время церковных служб и в официальной прессе.

Одновременно британский официоз газета «Таймс» развернула клеветническую кампанию против лидеров Земельной лиги. В «Таймс» в течение трех месяцев 1887 г. печатались статьи под общим названием «Парнеллизм и преступление», обвинявшие Парнелла и других лидеров Земельной лиги в организации террористических актов, начиная с убийства Кавендиша и Берка 6 мая 1882 г. В марте 1887 г. «Таймс» опубликовала фальшивое факсимиле письма Парнелла от 15 марта 1882 г., которое якобы содержало «неопровержимые доказательства» его руководящего участия в событиях 6 мая в Феникс-парке и его связи с «Непобедимыми». Фальшивка появилась в газете именно в тот день, когда в палате общин шло чтение билля о введении в Ирландии чрезвычайного положения. Девитт и другие руководители крестьянского движения обвинялись в государственной измене. Этот удар должен был по замыслам его вдохновителей привести к расколу национального движения, отходу от него умеренных элементов, дискредитации его руководства в глазах широких масс британского населения, а также к подрыву нараставшего в самой Англии движения в поддержку требований ирландских демократов. Расследованием обвинений больше года занималась специальная комиссия, в которую входили представители самых реакционных кругов, в том числе и генеральный прокурор Великобритании. Комиссия провела 128 заседаний, выслушала 450 свидетелей. На заседании с многочасовой обличительной речью, опубликованной затем британскими социалистами в виде брошюры под заголовком «Защита Земельной лиги», выступил Девитт. Он привел много документов, доказывавших полную непричастность Парнелла и других к террористическим актам, указал на истинные цели Земельной лиги.

Комиссии не удалось добиться подтверждения «фактов», опубликованных в «Таймс», и она была вынуждена признать невиновность Парнелла и других руководителей национального движения. Вопреки замыслам организаторов кампании против ирландских деятелей она еще больше подняла авторитет Парнелла, Девитта и других среди многих ирландцев и прогрессивных слоев британского общества.

Понимая, что Парнелл неуязвим в глазах народных масс как руководитель общеирландской национальной борьбы, что на его стороне также симпатии прогрессивных сил Великобритании, реакция решила использовать обывательские предрассудки, которые усиленно подогревались католическим духовенством, опорочить его моральный облик. На этот раз было возбуждено обвинение в «сожительстве» Парнелла с Катрин О'Ши, с которой он с 1881 г. состоял в фактическом браке и имел троих детей. В декабре 1889 г. по наущению реакционных кругов в суд поступило заявление бывшего мужа Катрин капитана О'Ши с прошением о разводе и привлечении к ответственности Парнелла. Дело было представлено в суд теми же поверенными, которые представляли интересы «Таймс» во время прошлого разбирательства. Судебный процесс Парнелла сопровождался дикой травлей его со стороны оранжистов и фанатичного духовенства, поддерживаемых мещанскими кругами городской мелкой буржуазии, отсталыми слоями крестьянства, идущими за своими духовными «наставниками». Этот процесс фактически разделил всю Ирландию и Англию на два лагеря — сторонников и противников Парнелла. Его поддерживали рабочие, трудящиеся городов, мелкие и средние арендаторы. В свою очередь либеральная партия решила Использовать обстановку в собственных политических целях. Гладстон потребовал отставки Парнелла с поста лидера партии гомрулеров, угрожая в противном случае отказом поддерживать гомруль. К Гладстону присоединилась и правая часть гомрулеров. В результате партия гомрулеров раскололась: 45 депутатов ирландской фракции в английском парламенте потребовали отказа Парнелла от лидерства5. Парнелл, не отличавшийся хорошим здоровьем, не выдержал колоссального нервного напряжения. Он скончался 6 октября 1891 г. в местечке Стейнинг близ г. Брайтона. У гроба, установленного в Сити-холле в Дублине, стоял военный караул, держа, по траурному обычаю ирландцев, винтовки прикладом вверх. На кладбище в Гласневин его провожали тысячи людей.

Со смертью Парнелла и расколом гомрулеров ирландское национальное движение оказалось значительно ослабленным. Партия гомруля не смогла организовать новую широкую кампанию в поддержку автономии Ирландии после того, как палата лордов отклонила в 1893 г. второй билль о гомруле Гладстона (в 1892—1894 гг. он вновь возглавлял кабинет), принятый палатой общин.

Неудача на политическом поприще, известный временный спад национально-освободительной борьбы усилили проявлявшуюся и ранее у части ирландской буржуазной интеллигенции тенденцию искать средства развития национального самосознания прежде всего в сфере духовной жизни, в области культуры и литературы. 31 июля 1893 г. писателем Дугласом Хайдом, историком Э. Мак-Нилом и другими была основана Гэльская лига — организация, поставившая своей целью возрождение почти вымершего в результате многовековой колонизаторской политики ирландского языка (гэльский) и кельтско-ирландской культуры. Благодаря усилиям Лиги в Ирландии стала выпускаться литература, включая периодические издания, на ирландском языке. Широко публиковались памятники ирландской культуры, основывались специальные кельтские школы, кельтский язык начал преподаваться в средних и высших учебных заведениях. Деятели Лиги добивались употребления его в делопроизводстве, торговле, почтовом ведомстве, церковной службе и т. д. Позднее по инициативе Гэльской лиги проводились национальные фестивали. Она содействовала развитию национальной литературы, музыки, театра, открытию в 1908 г. в Дублине Национального ирландского университета. Основатели и участники Лиги не были свободны от националистических предубеждений. Однако позднее некоторые из них выступали как активные борцы за независимость своей страны.

Союзники ирландского народа в Англии



С начала 80-х годов у ирландского национального движения появился союзник в самой метрополии — леворадикальное крыло либеральной партии, к которому примыкали часть членов различного рода клубов и складывавшиеся в 80-х годах социалистические организации. В программы радикальных клубов и социалистических групп включалось требование предоставления Ирландии самоуправления и решения аграрного вопроса в интересах ирландского крестьянства. Наиболее определенно программа по ирландскому вопросу была изложена созданной в июне 1881 г. Демократической федерацией. Через своего руководителя Гайндмана и других Федерация была тесно связана с Земельной лигой Ирландии. По ее инициативе были образованы отделения Земельной лиги в самой Англии, Шотландии и Уэльсе. Членом Исполнительного комитета Демократической федерации стал и Майкл Девитт. Ирландский вопрос занял большое место в деятельности основанной в 1884 г. Социал-демократической федерации и небольшой еще в то время группы марксистов. Британские социалисты, отмечал Конноли, были в течение ряда лет главными пропагандистами и защитниками принципов Земельной лиги перед британскими массами.

После выхода в мае 1882 г. из тюрьмы Майкл Девитт начал активно пропагандировать союз британских рабочих и ирландского народа, обличая их общего врага — британский лендлордизм и буржуазию. Девитт систематически выступал на митингах перед рабочими Англии, Шотландии, Уэльса, на собраниях радикалов и социалистов, участвовал в рабочих демонстрациях, печатал статьи в социалистической и радикальной прессе. По поводу одного из выступлений Девитта Элеонора Маркс, присутствовавшая на собрании в Лондоне, писала затем, что «этот фений, этот мятежник, этот выпущенный на волю каторжник встречается британской публикой бурными овациями».

Британские социалисты весной и летом 1887 г. проводили многотысячные митинги и демонстрации, протестуя против нового карательного закона. На митингах в Гайд-парке вместе с социалистами не раз выступал и Майкл Девитт. В сентябре 1887 г. Элеонора Маркс писала Лауре Лафарг: «Здесь большое волнение в связи с Ирландией. Повсюду проходят митинги, и впервые британский рабочий класс поддерживает ирландский народ. В прошлую среду мы с Эдуардом (Эвелингом. — В. К.) выступали на замечательном митинге в Ист-Энде в поддержку ирландского движения за гомруль и разоблачали политику правительства».

0 наметившемся повороте в сознании передовой части британских рабочих и пробудившихся у них симпатий к Ирландии писал и Фридрих Энгельс6.

Аграрная реформа



Вынужденные под давлением массового крестьянского движения, вызванного к жизни Земельной лигой, начать преобразования ирландского аграрного строя, британские правящие круги должны были под постоянно висевшей угрозой возобновления революционных выступлений крестьян продолжать постепенное проведение аграрных реформ. В этом оказались заинтересованными и многие лендлорды, терявшие из-за продолжительного аграрного кризиса значительные доходы.

Между 1881 и 1885 гг. было принято несколько поправок к акту 1881 г., а в 1885 г. либеральное правительство Гладстона провело новый закон, предоставивший арендаторам дополнительную возможность для покупки земли. В 1887 г., на этот раз правительством консерваторов, был проведен закон о снижении задолженности по аренде. Около 150 тыс. арендаторов получили государственную ссуду для погашения недоимок и выкупа земельных участков; этим воспользовалась в основном только зажиточная прослойка фермеров. Чтобы «успокоить» крестьян, было проведено снижение (в среднем на 28%) арендной платы. Но сами лендлорды ничего не теряли: они получали государственную субсидию на весьма выгодных условиях. Затем последовал закон 1891 г. о выделении 30 млн. ф. ст. для выкупа государством земли у лендлордов с целью перепродажи ее мелким арендаторам и малоземельным крестьянам. Последние становились должниками государства и должны были вносить ему выкупные платежи с соответствующими процентами. Взимание этих обременительных платежей продолжалось в течение последующих десятилетий.

В результате этого акта землевладельцы с помощью государства ликвидировали ставшую невыгодной земельную собственность и получили суммы, далеко превосходившие ее подлинную стоимость. С другой стороны, за 30 лет — с 1870 по 1900 г. — примерно около 20 тыс. арендаторов превратились в собственников. Этот процесс сопровождался усиленной дифференциацией ирландского крестьянства: формировалась сельская буржуазия, скупавшая через подставных лиц участки у малоимущих крестьян. Аграрные реформы были крайне мучительны для бедного и среднего крестьянства Ирландии. В. И. Ленин в 1914 г. отмечал, что правящие классы Великобритании, в первую очередь либералы, «на полвека растянули» освобождение ирландского крестьянина от полуфеодальной зависимости от лендлордов. «Ирландский крестьянин только в XX веке стал превращаться из арендатора в свободного владельца земли, но гг. либералы навязали ему выкуп по «справедливой» оценке!»7

Реформы в Ирландии носили двойственный характер: вырванные у британского правительства в результате классовой борьбы трудящихся, они в то же время способствовали ее ослаблению, препятствовали последовательному и радикальному решению аграрного вопроса.

Ирландия на рубеже XX в. Рабочее движение. Начало распространения идей марксизма



В конце XIX — начале XX в. капиталистические отношения утверждались не только в сельском хозяйстве Ирландии. Хотя и медленно, но развивалась и ее промышленность, решающие отрасли которой находились в полной зависимости от британского капитала. В целом развитие Ирландии шло крайне неравномерно. В конце XIX в. экономически развитому Ольстеру с его судостроением и машиностроением противостоял отсталый аграрный Юг. На белфастские фабрики и заводы сырье поступало из Англии, Шотландии, Уэльса, в них вкладывались капиталы британских магнатов, белфастские банки полностью зависели от лондонского Сити. Буржуазия Ольстера и экономически и политически была тесно связана с классом капиталистов Великобритании, фактически являясь его частью. Национальная буржуазия формировалась в основном на базе мелкого производства, работавшего на местный рынок.

В конце века ускорилось формирование ирландского пролетариата, происходившее в условиях быстрого расслоения крестьянства и вытеснения его из деревни. Специфика промышленного развития колониальной Ирландии сказалась и на структуре рабочего класса. Основные промышленные кадры зарождались на севере страны в полотняной промышленности, судостроении, машиностроении, на транспорте, где работали десятки тысяч рабочих. Текстильная промышленность в конце 90-х годов насчитывала 118 тыс. рабочих. Значительной была и категория чернорабочих, пополнявшаяся за счет безземельных крестьян; за 50 лет она выросла с 31 до 144 тыс. человек.

Квалифицированные протестантские рабочие тяжелой индустрии Ольстера превращались в противостоящую остальному ирландскому пролетариату прослойку рабочей аристократии. Ольстерская буржуазия, умело использовавшая в своих интересах религиозную рознь между рабочими — протестантами и католиками, создавала более привилегированные условия для первых, используя вторых на значительно хуже оплачиваемой работе.

В 80-х годах появились и профессиональные объединения рабочих. Тред-юнионы Севера, объединявшие в основном рабочую аристократию страны, как правило, входили в соответствующие тред-юнионы Англии, а на Юге возникали самостоятельные объединения типа Союза сельских рабочих. Менее квалифицированная часть ирландских рабочих выступала совместно с английскими «новыми тред-юнионами», вместе с ними вела борьбу за 8-часовой рабочий день и повышение заработной платы. Особую роль играл Национальный союз рабочих газовых предприятий и чернорабочих Великобритании и Ирландии, возникший в 1889 г. и объединявший около 100 тыс. рабочих. В его организацию много сил вложила Элеонора Маркс, являвшаяся членом Исполнительного комитета Союза, и генеральный секретарь Союза, рабочий-социалист Уильям Торн. В 1894 г. в Ирландии возникло отделение Независимой рабочей партии Великобритании. В том же году состоялся первый съезд Ирландского конгресса тред-юнионов (ИКТЮ). Но главным признаком роста сознательного классового движения пролетариата явилось создание в 1896 г. Ирландской социалистической республиканской партии, тесно связанной с деятельностью выдающегося ирландского пролетарского революционера и борца за независимость Ирландии Джеймса Конноли.

Дж. Конноли (1868—1916 гг.), сын батрака, рано начал свою трудовую жизнь рабочим, проявив в то же время незаурядные журналистские и литературные способности, яркий талант организатора и пропагандиста. Уже в молодые годы он активный участник социалистического движения Англии и Шотландии. Приобщившись к марксистским идеям, он становится их горячим поборником, пионером марксизма в Ирландии. Для него было характерно стремление творчески применять марксистскую теорию к ирландским условиям, осмысливать с марксистских позиций историю своей многострадальной родины, находить пути сочетания защиты классовых интересов ирландского пролетариата с борьбой за национальное освобождение и возрождение Ирландии.

29 мая 1896 г. группой передовых рабочих, возглавляемой Дж. Конноли, в Дублине была основана первая марксистская организация в Ирландии — Ирландская социалистическая республиканская партия (ИСРП). В написанном Конноли манифесте ИСРП провозгласила своей целью создание Ирландской социалистической республики, а ближайшими задачами — завоевание национальной независимости Ирландии, борьбу за всеобщее избирательное право, 8-часовой рабочий день и другие требования в пользу трудящихся. Несмотря на свою немногочисленность, ИСРП сыграла важную роль в пропаганде марксизма в стране и формировании классового сознания ирландского пролетариата. С 1898 по 1902 г. она издавала свой печатный орган «Уоркерс рипаблик» («Республика рабочего»). Руководимая Конноли пролетарская организация развивала идею объединения всех прогрессивных сил национального движения. Она участвовала в общенациональных кампаниях, в частности в праздновании 100-летнего юбилея восстания 1798 г. Во время англо-бурской войны 1899—1902 гг. ИСРП заняла интернационалистскую позицию, выступая с разоблачением английского империализма.

С отъездом в августе 1903 г. Конноли в США деятельность ИСРП, не сумевшей преодолеть известную организационную слабость, прекратилась. Однако из ее рядов вышло немало организаторов и активных участников последующей пролетарской и национально-освободительной борьбы.




1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 480-481.
2 Депутаты палаты общин могли выступать на любую тему при обсуждении того или иного вопроса в течение любого времени. Но само обсуждение каждого вопроса в целом было ограничено определёнными временными рамками.
3 О них см. выше.
4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 35, с. 154.
5 Смысла реакционной кампании против Парнелла не понял и такой испытанный борец за свободу Ирландии, как Девитт, горячо опровергавший ранее нападки "Таймс". Теперь же, в связи с бракоразводным процессом, он счёл необходимым чтобы Парнелл отказался от лидерства. И хотя Девиттом руководили отнюдь не ханжеские мотивы, а усилившиеся в последние годы разногласия с Парнеллом по "рабочему вопросу", тем не менее объективно его позиция способствовала расколу в ирландском национальном лагере.
6 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 519.
7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 367.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

Н. П. Соколов.
Образование Венецианской колониальной империи

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков

Гельмут Кенигсбергер.
Средневековая Европа 400-1500 годы
e-mail: historylib@yandex.ru
X