Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

1. Странствия по Египту

Вопреки общепринятому мнению, древние египтяне были великими путешественниками. Они постоянно передвигались между деревнями и крупными центрами, между столицами номов и царскими резиденциями. На большие религиозные празднества собирались паломники со всего Египта. Некоторые города – Коптос, Силе, Суну, Пер-Рамсес, Мемфис – на протяжении всего года были наводнены путешественниками, направлявшимися к рудникам, каменоломням или оазисам, державшими путь в Азию или Нубию или возвращавшимися оттуда с грузом иноземных товаров.

Бедняки могли путешествовать лишь одним способом – тем самым, который Жан-Жак Руссо считал самым прекрасным из всех: на своих двоих. Для таких путешествий нужен был лишь крепкий посох, набедренная повязка и пара сандалий. Именно в таком виде покинул Египет Синухе, в страхе за свою жизнь пересекший всю Дельту с запада на восток и отправившийся к Горьким озерам. Анупу обул сандалии, взял посох и оружие, покинул свою деревню и дошел до самой долины дерева аш (Долина кедра) в окрестностях Библа. Крестьянин, направлявшийся из соляного оазиса в Ненисут, шагал впереди своих ослов, навьюченных разнообразными товарами, хотя если бы он пожелал, то мог взобраться на одного из них и продолжить свой путь верхом, рискуя, правда, как мельник в Эзоповой басне, навлечь на себе насмешки встречных. В действительности же его ждало худшее несчастье: грабитель, скрывавшийся в укромном месте, напал на беднягу и обобрал его до нитки. Воины тоже представляли постоянную угрозу для путешественников. При встрече с безоружным путником, с мешком муки на плечах или обутым в дорогие сандалии, они в большинстве случаев обирали его. Уна принял решительные меры, чтобы прекратить эти безобразия, и, как утверждал правитель нома Сиут, в его время путешественник, застигнутый в пути темнотой, мог безбоязненно заночевать у дороги, не боясь потерять свое добро и коз – такой страх внушала грабителям местная охрана.


Вельможа верхом на осле (Лепсий. Иллюстрированный журнал, II)

Дорог в Египте было много, столько же, сколько каналов, потому что во время рытья канала землю оставляли по берегам, и она образовывала приподнятую дамбу, которую не заливало в период половодья. Таким образом, одновременно содержались в порядке и каналы и дороги. Очищая каналы, добывали грунт для починки дорог. Эти насыпи служили дорогами для пешеходов, для прогона скота и для причаливания судов. В египетском языке нет слова, означающего «мост», но нам известно по крайней мере одно изображение моста на рельефе, где показано триумфальное возвращение Сети I из похода в Палестину. Перекинутый через поросшее тростником озеро, кишащее крокодилами, этот мост соединяет два укрепленных здания, одно находится на азиатском берегу, а другое – на африканском. Очевидно, он состоял из опор, продольных перекладин-архитравов и поперечин. Разумеется, через великий Нил и даже его второстепенные рукава в Дельте в ту эпоху не было никаких мостов. Даже над каналами каменные или деревянные мосты встречались очень редко. Когда надо было пересечь неглубокий канал или мелкое болото, люди и животные без колебаний входили в воду. Многие египтяне умели плавать. Жители Тентюры (современная Дандара) переплывали Нил, не страшась крокодилов, но на такое мог отважиться далеко не всякий; охотники на водоплавающих птиц и рыбаки, если верить папирусу, в котором высмеиваются их профессии, панически боялись этих чудовищ. Знатные особы считали своим долгом – таким же священным, как накормить голодного или одеть нагого, – переправить через воды тех, у кого не было своей лодки. В Фивах и других больших городах переправой через Нил занимались перевозчики. В процсесе над расхитителями гробниц упоминается один из них. Кроме того, боги, удалившись на остров посреди Нила, приказывают перевозчику, богу Анти, не переправлять через реку богиню Исиду. Синухе находит на берегу лодку без руля и переправляется на ней через Нил. Для перемещений на небольшие расстояния знать издавна пользовалась переносными креслами или носилками, что выглядело весьма торжественно, но было дорого, медленно и неудобно. Носильщики пели в такт шагов: «Нам больше нравится [нести] их полными, чем пустыми!» Однако им нужно было платить или хотя бы кормить. В эпоху Нового царства фараон появлялся в таком кресле только во время самых торжественных церемоний. Например, Хоремхеба выносили на носилках в честь его победы. Обычно же царь, как и частные лица, предпочитал появляться на колеснице. Кони и колесница к этому времени уже не считались предметами большой роскоши. Вот какими пожеланиями обменивались друзья: «Ты восходишь на колесницу, золотой хлыст в твоей руке. Ты сжимаешь новые поводья. В твоей упряжке сирийские жеребцы. Негры бегут впереди тебя, расчищая тебе дорогу». Второй пророк Амона, Аменхотеп, собирается на прогулку. В его изящную и прочную колесницу с резными фигурами и накладными украшениями впряжены два коня. У них нет ни удил, ни наглазников.


Знатные дамы на колесницах (Дейвис. Эль-Амарна, II)

Упряжь состоит из двух широких ремней, один обхватывает шею лошади и, по-видимому, очень ее стесняет, а второй проходит под брюхом; к дышлу между лошадьми привязаны вожжи. Аменхотеп стоя правит сам, без колесничего. Несколько слуг бегут впереди, другие – шемсу – поспешают сзади. Они несут все необходимое на случай, если хозяину захочется отдохнуть или освежиться.

Колесницей пользовались, чтобы нанести визит в царский дворец или в резиденцию визиря, чтобы отправиться осматривать свои поля, а также для охоты. Для путешествий на большие расстояния она не годилась даже при самых благоприятных условиях. Главным видом транспорта в Египте все-таки были разнообразные суда. Царский сын Дедефхор отплыл из Мемфиса на корабле, прошел через Хентхетит, чтобы отыскать на севере чародея, который жил в Джед-Снофру, и на той же лодке доставил его ко двору. Когда помилованный Синухе получил на заставе Пути Хора пропуск в Египет, он добрался от Суэцкого перешейка до Ититауи, что южнее Мемфиса, тоже на корабле. Время на борту он коротал, наслаждаясь вкусом египетских блюд, которые готовили у него на глазах.

Египтянин, собиравшийся совершить паломничество в Абидос, как правило, снаряжал для этой цели целую флотилию. Пассажиры поднимались на барку, корма и нос которой были высоко подняты. Судно имело архаическое устройство, что должно было подчеркивать религиозный характер путешествия. Пассажиры занимали свои места в небольшой кабине под балдахином, напоминающим садовую беседку. Перед ней стоял столик с разными яствами. Носовая часть отводилась под бойню и кухню. Там разделывали бычью тушу и варили для путешественников свежее пиво. Это судно не имело ни паруса, ни весел; его тащила за собой на буксире обычная ладья. Один из матросов на барке следил, чтобы буксирный канат был туго натянут, в то время как второй на корме правил двойным рулевым веслом из крашеного дерева, которое оканчивалось резной головой Хатхор – повелительницы дальних стран и покровительницы путешественников. Мачта буксирного судна была укреплена двумя канатами, тянущимися к носу и корме. В центре находилась кабина с карнизом и росписью по бокам. Рулевое весло, вставленное в выруб на корме, крепилось к маленькой мачте. Кормчий управлял им с помощью приделанной к нему рукоятки. Часто на носовой обшивке таких судов рисовали два удлиненных глаза, по одному с каждой стороны – это была необходимая мера предосторожности, поскольку считалось, что они могут уберечь судно от всяких опасностей. Когда корабль спускался по течению или пересекал большие водные пространства в безветренную погоду, приходилось браться за весла (в Египте преобладал северный ветер, так что «идти под парусом» означало только «плыть на юг, идти вверх по течению»). Гребцов было человек десять–двенадцать, иногда больше. Капитан с длинным шестом стоял на носу, промеряя глубину, а его помощник – на крыше кабины с хлыстом в руках, которым время от времени подгонял нерадивых гребцов. Еще один помощник капитана исполнял обязанности рулевого. Когда судно шло вверх по течению, на нем поднимали единственный парус, большой и прямоугольный, причем в ширину он часто бывал больше, чем в высоту. Парус крепился к двум реям, управляемым с помощью многочисленных растяжек. Гребцы оставались на своих местах, капитан или его помощники взбирались по веревкам на верхнюю рею, чтобы оттуда видеть, что происходит впереди. Пока судно шло по Нилу, можно было надеяться, что плавание пройдет относительно быстро и без происшествий, но, если приходилось идти по каналам, судоходным далеко не во все времена года, следовало заранее тщательно изучить предполагаемый маршрут. Царь Хуфу задумал посетить храм Ра, властителя Сахебу, находившийся где-то во втором номе Дельты, однако в канале Двух Рыб не оказалось воды. Но чародей, друг царя, успокоил его, сказав: «Вот я покрою водой на четыре локтя отмели канала Двух Рыб». Уна не имел у себя на службе чародеев, тем не менее ему удалось проплыть по каналам в период мелководья. Озеро Мерис, предназначавшееся главным образом для орошения, служило также для того, чтобы облегчить навигацию по каналам, однако, какой механизм использовали для этого древние египтяне, мы не знаем.


Грузовое судно (Лепсий. Иллюстрированный журнал, II)

Суда, на которых путешествовали вверх по Нилу, например до Нубии, представляли собой настоящие плавучие дома. Личный корабль наместника Куша, дахаби, – это ладья в форме полумесяца с высоко поднятыми носом и кормой. В центре корабля на единственной мачте, с многочисленными растяжками огромный парус. Вместо одного руля в центре кормы здесь было два рулевых весла, с правого и левого борта, и не на самой корме, а чуть ближе к центру, где они крепились веревками к большой тумбе и к бортам. Пассажиры размещались в большой центральной кабине, к ней примыкал навес для лошадей, а также в двух кабинах поменьше, одна находились на носу, а другая – на корме.

Земельные владения египтян были разбросаны по всей стране. Богатые горожане в Фивах владели собственностью в Дельте, а бог Амон владел деревнями и даже целыми городами не только по всему Египту, но даже в Нубии и Сирии. Храм в Абидосе, построенный царем Сети I, владел поместьями в Нубии. Для координации работ в своих землях, для ввоза и вывоза производимой в них продукции жреческие сообщества и богатые египтяне располагали целыми флотилиями, состоявшими из грузовых плоскодонных судов, имеющих форму вытянутого полумесяца, с одной или двумя кабинами в центре палубы. По текстам с иллюстрациями, которыми мы располагаем, сложно составить четкое представление о количестве и разнообразии судов, ходивших в те времена по Нилу, поскольку язык древних египтян содержит множество специальных слов для обозначения разных кораблей. Баржи использовались для перевозки огромных каменных блоков, вырубленных в каменоломнях, обелисков и колоссов. На росписи в одной из фиванских гробниц мы видим, что статуя Тутмоса III во время перевозки удостаивалась не меньших почестей, чем сам царь: ее поместили в спецальный наом, всю дорогу воскуривали перед ней фимиам и разбрызгивали благовонные масла. Баржу со статуей вело буксирное судно. Домашний скот перевозили на специальных судах без кабин, зерно – на барках с кабиной в центре палубы. Когда судно причаливало к пристани, на него перекидывали сходни. Носильщики цепочкой поднимались по ним на борт и возвращались с полными мешками на плечах. Чтобы двигаться в такт и поднять себе настроение, они пели: «Должны мы, что ли, день целый таскать ячмень и пшеницу? Погода прекрасна, амбары уже полны, и вот горы [зерна], чтобы зерно потекло за края. Полны ячменем корабли, и зерно ползет наружу. Нам же велят таскать еще и еще. Они думают, что наши сердца из металла?» После того как все суда были разгружены, на набережную прибывали торговцы. Они устанавливали здесь столы и что-то вроде стеллажей, разжигали очаги, а моряки устраивали на берегу небольшое пиршество с яствами, напитками и песнями, чтобы отпраздновать счастливое окончание долгого плавания.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 1

Владимир Миронов.
Древние цивилизации

Игорь Тимофеев.
Бируни

Малькольм Колледж.
Парфяне. Последователи пророка Заратустры

Ш. Султанов, Л. Султанов.
Омар Хайям
e-mail: historylib@yandex.ru
X