Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Режим Ро Дэу (25.11.1988 — 18.XII.1992)

25 февраля 1988 г. к власти пришел Ро Дэу, получивший 36,6% признанных действительными голосов на прямых президентских выборах, которые были проведены согласно июньской декларации 1987 года. Но на состоявшихся в апреле 1988 г. всеобщих (тринадцатых) парламентских выборах, его партия не получила даже половины мест. Национальное собрание тринадцатого созыва, где представителей оппозиции было больше, чем депутатов от правящей партии, приняла поправку к Закону о Национальном собрании, которая вводила систему парламентских слушаний (чхонмунхве). В соответствии с ней, по требованию народа, начались слушания по преступной деятельности режима Чон Духвана.



Рис. 31. Ро Дэу (Но Тхэу), президент Республики Корея (1988-1993), избранный на 13-х по счету выборах. Период его правления именуется «Шестой республикой».


Ро Дэу сам был членом группы «новых военных» и одной из центральных фигур в режиме Чон Духвана. Хотя администрация Ро пришла к власти через прямые президентские выборы, она все же была наследницей Чон Духвана и оказалась в трудной ситуации, поскольку для достижения определенной стабильности ей надо было показать некую видимость ликвидации наследия прежнего режима.

Ещё до прихода Ро Дэу к власти, 20 января 1988 г., был создан Комитет по развитию демократического согласия {Минджу хвахап чхуджин вивонхве) для расследования обстоятельств, связанных с восстанием в Кванджу, само упоминание о котором в годы режима Чон Духвана было табу. «Выслушав мнения граждан всех социальных групп и слоев», Комитет вынес определение, что «расследование или наказание в данном случае нецелесообразно» и что инцидент в Кванджу надо квалифицировать как «попытку достичь демократизации». Соответственно, уходящее правительство Чона попыталось закрыть вопрос о Кванджу, предложив выплатить компенсации пострадавшим и воздвигнуть памятники и мемориальный зал для увековечивания памяти жертв тех событий. Однако эти жесты не удовлетворили ни народ, ни оппозиционных политиков. В результате в Национальном собрании начались слушания по Кванджу, где дали показания многие свидетели. Но и они не внесли ясности по поводу того, что в самом деле там произошло и кто именно отдал приказ стрелять.

Поскольку на парламентских слушаниях были разоблачены правонарушения режима Чон Духвана, оппозиционные партии потребовали, чтобы бывшие президенты Чхве Гюха и Чон Духван сами дали показания. Режим Ро Дэу активно уклонялся от вызова их на слушания, аргументируя это тем, что это будет «политическим возмездием». Но требования общественности были столь настойчивы, что Чон Духван всё-таки появился перед публикой 23 ноября 1988 г. и заявил: «Я сознаю, что должен принять любое наказание, и буду ждать приговора граждан». Он также дал обещание пожертвовать государству и обществу все свое имущество, включая его резиденцию и почти 14 млрд. вон (около 20 млн. долларов по тогдашнему курсу) политических фондов, которые он приготовил «на старость». После этого он уединился в монастыре Пэктамса в провинции Канвон.

В начале 1989 года внимание общественности была временно отвлечено от разоблачений по поводу хунты Чон Духвана, когда пастор Мун Икхван (1918-1994) и писатель Хван Согён без разрешения посетили Северную Корею. Тем не менее, неустанная решимость оппозиционных партий бороться против режима Ро и продолжающиеся демонстрации студентов, требовавших наказания Чон Духвана и отставки правительства Ро Дэу в конце концов заставили Чон Духвана 31 декабря 1989 г. дать показания перед Национальным собранием, где он заявил, что приказ стрелять в Кванджу был отдан «для самозащиты». Законодатели от оппозиции с этим не согласились, и слушания были приостановлены.

Годом раньше, 13 декабря 1988 г., администрация Ро создала Особую следственную комиссию по правонарушениям режима Чон Духвана, которая арестовала 47 человек, включая крупного деятеля администрации Чона Чан Седона и родственников отставного диктатора, в том числе его брата Чон Гёнхвана, и осудила ещё 29 других лиц, после чего была распущена.

Режим Ро, которому пришлось расследовать правонарушения хунты Чон Духвана в условиях, когда правящая партия составляла в Национальном собрании меньшинство, тайно достиг договоренностей о внесении в Конституцию поправки, обеспечивающей переход от президентской к кабинетной системе правления, и 1 января 1990 г. создал новую Демократическо-либеральную партию (Минджу чаюдан, ДЛП) путем слияния правящей Партии демократической справедливости с Демократической партией за объединение во главе с Ким Ёнсамом и Новой демократической республиканской партией во главе с Ким Джонпхилем. Новая партия контролировала 216 мест в Национальном собрании — намного больше, чем 198, требовавшиеся для исправления Конституции. В результате оппозиция потеряла парламентское большинство. Возникла громадная правящая партия, и это изменение шокировало многих граждан.

Однако после создания новой партии Ким Ёнсам выступил против поправок к Конституции. Секретное соглашение об объединении трех партий дало трещину. Соглашение ставило целью осуществление трех основных задач: создать парламентскую демократию вместо президентской; внести поправку к Конституции в течение 1 года; начать разработку поправки в текущем году.

Оппозиция Ким Ёнсама исправлению Конституции ввергла новую Демократическо-либеральную партию в кризис. Однако режим Ро был решительно настроен на возрождение в парламенте преобладающего большинства правящей партии, как это было во времена системы юсин Пак Чонхи и правительства Чон Духвана. Несмотря на сопротивление оппозиции он протолкнул, частично с применением незаконных методов, широкий набор законопроектов, в том числе: законопроект «О поправках к Закону о вещании», «Об организации армии», «О компенсациях жертвам событий в Кванджу», «О полиции», «Специальный законопроект о повышении статуса учителей», «О национальной безопасности», «О госзакупках риса», «Специальный закон о развитии острова Чеджу», «О господдержке Движению “За правильную жизнь!”» (Парыге салъгиундон чоджик юксонпоп)», «Основной закон о молодежи» и пр.

Хотя режиму Ро удалось сохранить единство новой правящей партии, в феврале 1991 г. он испытал кризис, связанный с так называемым «инцидентом Сусо». Суть его заключалась в том, что промышленная группа «Ханбо» дала взятку президентским секретарям, председателю парламентского Комитета по строительству и нескольким парламентариям, взамен чего получила на льготных условиях предназначенную для строительства жилья землю в столичном районе Сусо. Этот инцидент вызвал сильнейший протест со стороны общественности, которая сочла его самым большим правонарушением режима Ро. Администрация Ро преодолела этот кризис, проведя 27 марта 1991 г. выборы в органы местного самоуправления, отмененные после военного переворота 1961 года. Подавляющее большинство (70%) избранных на них депутатов принадлежали к правящей партии или были проправительственно настроены.

Несмотря на успешные политические манипуляции режима, студенческие демонстрации продолжались. В одной из них 26 апреля 1991 г. погиб студент университета Мёнджи Кан Гёндэ (1971-1991). Это привело к новым демонстрациям с требованиями дальнейшей демократизации и роспуска Демократическо-либеральной партии. Имели место несколько случаев самосожжения студентов. События вели к новому кризису власти, но режим Ро смог успешно преодолеть и его, проведя еще одни местные выборы, на этот раз — в провинциальные ассамблеи и ассамблеи больших городов. На этих выборах кандидаты от ДЛП получили 65% мест.

В июле 1992 г. разразился еще один правительственный кризис, когда группа мошенников, куда входил и начальник отдела материалов по военной истории при Объединенном комитете начальников штабов, обманула на 6,6 млрд. вон страховую компанию, пообещав, что они продадут землю, принадлежащую разведуправлению армии. Это стало самым большим скандалом при режиме Ро. Вопрос, кто в самом деле стоял за этим должностным преступлением, остался открытым; дело закрыли как «случай простого мошенничества».

После нескольких неудач, включая неудавшуюся попытку устроить предварительные выборы для определения кандидата на пост президента (кёнсондже), Демократическая либеральная партия ДЛП номинировала спикера Национального собрания Ким Ёнсама своим кандидатом. Кандидатом от Демократической партии был выдвинут Ким Дэджун. Режим Ро объявил о своем нейтралитете на этих выборах и 7 октября 1992 г. сформировал «нейтральный кабинет». На президентских выборах 18 декабря победил Ким Ёнсам. К власти пришло первое гражданское правительство за последние 32 года — с тех пор, как в 1961 г. был совершен военный переворот.



Рис. 32. Ким Ёнсам, президент Республики Корея (1993-1998), избранный на 14-х по счету выборах. Его правительство было известно как «гражданское», в отличие от возглавлявшихся военными (или бывшими военными) предыдущих администраций.

Годы режима Ро были времена радикальных изменений в международной ситуации, связанных с распадом социалистического блока. Режим, пользуясь вновь открывшимися возможностями, начал с

1988 г. претворять в жизнь амбициозную «северную политику» (пукпан чончхэк) и устанавливать отношения со странами социализма. 13 сентября 1988 г. было объявлено об установлении официальных отношений между Южной Кореей и Венгрией, после чего 1 февраля 1989 г. страны произвели обмен послами. Затем были установлены отношения с Польшей (1 ноября) и с Югославией (28 декабря). 8 декабря было достигнуто соглашение об обмене консулами с СССР, а 30 сентября 1990 г. — ровно через 86 лет после того, как в 1904 г. был отменен Договор о дружбе и торговле между Кореей и Российской империей — с Советским Союзом были установлены официальные отношения.

Хотя существовали определенные причины стратегического характера для установления дипломатических отношений со всеми социалистическими странами, в случае с СССР они были особенно весомыми. Переживавший серьезные экономические трудности Советский Союз надеялся на экономическое сотрудничество с Южной Кореей, в то время как последняя ставила целью изолировать КНДР, установив отношения с СССР — союзником северного режима. До установления дипломатических отношений в Москве состоялась первая межправительственная встреча по экономическому сотрудничеству, где условием скорейшей нормализации был выставлен пакет экономического сотрудничества, включавший предоставление СССР южнокорейского займа в 2-3 млрд. долларов1.

Происходили положительные изменения и в отношениях Южной Кореи с Китаем, который после установления дипотношений между Республикой Корея и СССР оставался самым главным союзником Пхеньяна. Китайцы начали с заявлений о том, что «мы надеемся на мир и безопасность на Корейском полуострове и ведем неофициальную торговлю с Южной Кореей», «отношения между Южной Кореей и Китаем будут ограничены негосударственными торговыми отношениями», показывая свою последовательность в соблюдении принципа разграничения между политикой и экономикой. Однако во время Азиатских Игр в Пекине в октябре 1990 г. Южная Корея приняла участие в рекламном проекте стоимостью в 9 млн. долларов и передала Пекину в пользование более 400 автомобилей. Это привело к переговорам об установлении торговых представительств, а затем — к установлению полных дипломатических отношений в августе 1992 г.

Режим Ро Дэу, с одной стороны, успешно осуществлял свою «северную политику», устанавливая дипломатические отношения со странами Восточной Европы, СССР и Китаем, а с другой, стремился сделать Южную Корею полноправным членом ООН (до 1991 г. она имела лишь статус наблюдателя). В результате этой политики обе Кореи были приняты 18 сентября 1991 г. в ООН в качестве отдельных суверенных государств. 17 октября 1990 г. Ро заявлял, что его «северная политика» в отношении Северной Кореи направлена на то, чтобы поощрить режим Ким Ир Сена к «открытию», и является частью политики воссоединения. На практике эта была политика, ставившая целью изолировать Ким Ир Сена. По вопросу о приеме в ООН режим Ро отверг точку зрения Северной Кореи, что двум Кореям должно быть предоставлено в этой организации одно общее место, и развернул кампанию за принятие в ООН только Южной Кореи. Компромиссным результатом стал одновременный прием обоих государств.

В момент написания этой книги остается неясным, ведет ли «северная политика» режима Ро Дэу и сепаратное вступление обеих Корей в ООН к мирному объединению нации и будет ли оно осуществлено через поглощение, как это случилось в Германии, или через «политику двух Корей». Это будет зависеть от правительства Ким Ёнсама, — первого после тридцатилетие го военного правления гражданского правительства, которое наконец-то вновь установилось в стране, сменив администрацию Ро Дэу.



1Приблизительно до 1992-1993 гг. СССР и Россия были весьма популярны в Южной Корее — в чем отчасти сказывались не оправдавшиеся впоследствии надежды на возможность масштабных и прибыльных инвестиций в советскую, а позже российскую экономику. Но ни установление отношений с СССР, ни распад СССР не смягчили репрессий в отношении подпольных социалистических кружков, хотя значительная часть марксистской литературы была легально доступна с конца 1980-х гг.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 2. Двадцатый век
e-mail: historylib@yandex.ru
X