Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Режим Чон Духвана (12.ХИ.1979 — 25.11.1988)

После убийства Пак Чонхи состоялось заседание Госсовета, на котором на всей территории страны, кроме Чеджудо, было объявлено чрезвычайное военное положение, а премьер-министр Чхве Гюха (1919— 2006) — кадровый дипломат, министр иностранных дел в 1967-1971 гг. и премьер-министр с 1975 г. — был назначен исполняющим обязанности президента. 6 декабря 1979 г. Национальный совет по объединению назначил Чхве Гюха президентом, но он был неспособен осуществлять эффективное руководство страной и контролировать военных.

В этих условиях вокруг генерал-майора Чон Духвана, который в момент убийства Пак Чонхи возглавлял Управление армейской безопасности {Куккуи поаи сарёигваи) и которому было поручено руководить расследованием этого инцидента, и командира дивизии в чине генерал-майора Ро Дэу (точное произношение — Но Тхэу) начала формироваться «группа новых военных» (сии куибу). Эта группа, состоявшая из принадлежавших к тайной военной организации Хаиахве1 офицеров и других глубоко преданных Пак Чонхи военных командиров, сфабриковала улики, свидетельствовавшие, что в убийстве диктатора был якобы замешан начальник штаба сухопутных сил и глава Управления военным положением (Кеом сарёнгваи) генерал Чон Сынхва (1929-2002), мобилизовала преданные войска, атаковала штаб Чона и арестовала его ночью 12 декабря 1979 г.



Рис. 28. Чхве Гюха, 10-й президент Республики Корея (1979-1980).


Стремясь укрепить свои позиции, «новые военные» действовали без промедления. 20 декабря 1979 г. они вынесли смертный приговор Ким Джэгю, а 14 апреля 1980 г. при их активной поддержке Чон Духван был назначен исполняющим обязанности директора КЦРУ. После некоторых дискуссий о внесении поправок в Конституцию и замене системы юсин на систему «двойного правления» (ивон чипчонджё), при которой полномочия президента и премьер-министра могли бы взаимно уравновешивать друг друга, 17 мая 1980 г. они опубликовали «Декрет № 10», по которому чрезвычайное положение распространялось на всю страну, в том числе и о. Чеджудо. Согласно этому декрету, была запрещена любая политическая деятельность, введена цензура прессы, печатных изданий, радио и телевидения, закрыты все колледжи и университеты и запрещено использование северокорейской терминологии. «Новые военные» также арестовали потенциальных кандидатов в президенты Ким Дэджуна и Ким Джонпхиля и многих деятелей оппозиции, посадили под домашний арест Ким Ёнсама, уволили в отставку премьер-министра Син Хёнхвака (1920-2007) и его кабинет и сформировали новый.

18 мая 1980 г. в городе Кванджу на юго-востоке страны начались студенческие демонстрации протеста против «Декрета № 10», за демократизацию страны. Против них были брошены войска, которые подавили выступление с большой жестокостью. Разгневанные смертью многих молодых людей жители Кванджу примкнули к демонстрациям, захватили оружие, сформировали гражданское ополчение (симингун) и к 21 мая заставили военных покинуть город2. После некоторого затишья, 27 мая, «новые военные» вновь послали туда войска, чтобы покончить с гражданским ополчением и положить конец восстанию в Кванджу3.

Расширяя зону действия закона о чрезвычайном положении и подавляя народное выступление в Кванджу, «новые военные» тем самым укрепляли свое влияние в стране. 31 мая они создали Чрезвычайный комитет по защите государства (Куша пови писая тэчхэк вивонхвё) во главе с Чон Духваном, которому была передана вся полнота законодательной, судебной и исполнительной власти. По его решению, Ким Дэджун и 23 других деятеля предстали перед военным судом по обвинению в «подготовке государственной измены», была запрещена политическая деятельность 210 членов Национального собрания (из 231), 254 функционеров разных партий и 347 бывших высокопоставленных чиновников. В июле 1980 г. «новые военные» провели чистку, в результате которой были уволены с работы свыше 8500 человек, включая 232 гражданских служащих высшего ранга, 4760 служащих 3-го и ниже рангов, 86 университетских профессоров, 611 школьных учителей, 431 сотрудник банков, страховых и инвестиционных компаний, 1819 сотрудников государственных учреждений, 711 журналистов и репортеров.

Продолжая политику «очищения общества», 31 июля Чрезвычайный комитет по защите государства отозвал лицензии 172 периодических изданий, а 19 августа — лицензии 617 издательств. 14 ноября он предпринял шаги к слиянию СМИ и вещательных компаний и объединению информационных агентств в единую компанию4, а также обязал центральные газеты отозвать своих корреспондентов на местах. Военные отряды совершили налеты на буддистские монастыри по всей стране и арестовали 153 монаха5. «Новые военные», объявив, что они намерены избавить страну от гангстеров и «аморальных лиц», арестовали свыше 57 тысяч человек. Более 3 тысяч из них оказались в тюрьме, а свыше 40 тысяч были посланы в так называемые «образовательные лагеря тройного очищения» (самчхон кёюктэ). От тяжелого труда, пыток и издевательств в этих концлагерях погибло 52 человека, а позже от болезней умерло еще около четырехсот выживших. 2678 человек сошли с ума или остались инвалидами на всю жизнь.

США выразили недовольство по поводу переворота 12 декабря 1979 г., но американские СМИ указывали на ограниченность выбора среди потенциальных кандидатов в президенты, которыми являлись «три Кима» — Ким Дэджун, Ким Ёнсам и Ким Джонпхиль. Командующий американскими военными силами в Корее Джон А. Викхэм сделал заявление в поддержку захвата власти Чон Духваном, в котором сравнил корейский народ с «полевыми мышами, которые готовы подчиниться любому вожаку», и заявил, что «демократия корейцам не подходит». На пресс-конференции 9 августа 1980 г. Чон Духван заявил американским журналистам, что Корея нуждается в контроле со стороны военных, и прозрачно намекнул на перспективу установления нового военного режима — во главе с ним самим.

16 августа Чхве Гюха подал в отставку с поста президента, а 23 августа собрание высших военных командиров приняло резолюцию, в которой предлагало избрать главой государства Чон Духвана. На следующий день, следуя примеру Пак Чонхи, Чон произвел самого себя в полные генералы, а затем ушел в отставку. 27 августа Национальный совет по объединению избрал Чона президентом на одиннадцатый президентский срок с момента основания государства. За него проголосовали 2524 члена совета из 2525. Американская администрация только что избранного Р. Рейгана выразила свою поддержку Чон Духвану: он стал первым зарубежным лидером, которого Рейган пригласил в Белый дом (3 февраля 1981 г.). Американский президент пообещал, что США не будут вступать в двусторонние переговоры с КНДР и не выведут с Юга свои войска.



Рис. 29. Чон Духван, президент Республики Корея (1980-1988), избранный на 11 и 12-х по счету выборах. Период его правления известен как «Пятая республика».

Режим Чон Духвана, пришедший к власти в период действия «Конституции юсин», разработал новую Конституцию, которая была ратифицирована на национальном референдуме 22 октября 1980 г. Режим также приложил усилия к созданию впечатления активной партийной жизни в стране, создав правящую Демократическую партию справедливости (Минджу чоиыйдаи) во главе с Чон Духваном и партию «лояльной оппозиции» в лице Партии демократической Кореи (Минджу Хангуктан) во главе с Ю Чхисоном. Согласно новой конституции, Национальный совет по объединению предполагалось заменить полностью избиравшейся, без «назначенцев» сверху, коллегией выборщиков. 11 февраля 1981 г. Чон прошел через формальную процедуру, вновь избрав самого себя президентом, — теперь уже с помощью коллегии выборщиков.

Несмотря на репрессии, в стране развивалось движение студентов и интеллигенции против диктатуры за демократизацию. Во многих университетах занятия нередко то отменялись, то возобновлялись вновь. 14 ноября 1984 г. 264 студента из сеульских университетов Корё, Ёнсе и Сонгюнгван захватили штаб-квартиру Партии демократической справедливости. Все они были арестованы. 29 июня 1985 г. полиция совершила рейды на девять университетов и арестовала 66 студентов — членов Комитета за достижение демократии и объединение нации (Саммин тхуджэн вивонхве). 14 января 1987 г. погиб от полицейских пыток арестованный по подозрению в участии в подпольном социалистическом кружке 22-летний студент Сеульского государственного университета Пак Чончхоль (1965-1987), 9 июня того же года от взрыва полицейской слезоточивой гранаты погиб 20-летний студент университета Ёнсе Ли Ха-нёль (1967-1987). Эти и многие другие инциденты привели к тому, что свыше 4 тысяч студентов из 95 университетов и колледжей встретились 19 августа 1987 г. в университете провинции Южная Чхунчхон и создали Всекорейскую ассоциацию представителей университетского студенчества (Чонгук тэхаксэн тэпхёджа хёбыйхве, сокр. Чондэхёп) для сопротивления режиму и руководства студенческим движением.

Выступила против Чон Духвана и интеллигенция. 1 августа 1985 г. более четырехсот писателей обнародовали заявление, в котором содержалось требование свободы творчества и самовыражения. Когда правительство, желая подавить студенческие волнения, попыталось ввести закон «О безопасности в учебных заведениях» (Хагвон анджонбоп), 39 оппозиционных организаций выразили протест и заставили режим отступить. 28 марта 1986 г. профессура университета Корё выступила с требованием демократизации, и следом с аналогичными заявлениями выступили профессора колледжей и университетов по всей стране. 10 мая 1986 г. с призывом к демократизации выступили 546 учителей начальных и средних школ.

Период Чон Духвана ознаменовался значительным подъемом антиамериканского движения. Поскольку США поддерживали создание его режима, а также поскольку преобладало мнение, что подавившие восстание в Кванджу в 1980 г. армейские подразделения не могли быть мобилизованы без разрешения Соединенных Штатов, антиамериканское открыто. 18 марта 1982 г. пусанским студентом-теологом Мун Буси-ком был совершен поджог Американского культурного центра в Пусане; 22 сентября 1983 г. произошел взрыв в Американском культурном центре в Тэгу. 21 и 23 мая 1985 г. студенты захватили американские культурные центры в Пусане и Сеуле, за что 25 из них были арестованы.

В 1984 г. военные власти трижды публиковали списки лиц, с которых был снят запрет на политическую деятельность. Такая либерализация способствовала созданию 18 января 1985 г. Демократической партии новой Кореи (ДПНК — Синхан минджудан) во главе с Ли Мину (1915-2004), которая получила 67 мест во время выборов в Национальное собрание и еще более укрепилась, когда в нее перешли 29 парламентариев из Партии демократической Кореи. Превращение ДПНК в ведущую оппозиционную партию явилось главным изменением в политической ситуации того времени. Движение за пересмотр конституции особенно набрало силу, когда из Америки вернулся Ким Дэджун6 и объединил силы с Ким Ёнсамом, который проводил голодовку за демократизацию. В феврале 1986 г. ДПНК совместно с Ассоциацией по содействию развитию демократии (Мииджухва чхуджии хёбыйхве) провела кампанию по сбору подписей под петицией о пересмотре Конституции, в которой приняло участие 10 млн. человек. Движение за демократизацию достигло новых высот в августе 1986 г., когда ДПНК одобрила проект поправки в Конституцию, позволяющей прямые выборы президента, а также провела вместе с 34 организациями оппозиции «общенациональный съезд по разоблачению сексуальных пыток7 и фабрикации обвинений в прокоммунистической деятельности». Режим Чон Духвана ответил обычной тактикой — повысил напряженность, заявив 30 октября, что дамба в горах Кымгансан в Северной Корее якобы строится, чтобы затопить Сеул морем воды, и призвал начать движение граждан за строительство «дамбы мира».



Рис. 30. Бюллетень новостей оппозиционного движения корейской диаспоры в ФРГ, сообщающий о политических процессах на родине. В условиях цензурного и полицейского гнета внутри страны корейские общины в Японии и ФРГ стали в 1970— 1980-е гг. оплотом движения за демократизацию и объединение.

Режим Чона упорствовал в своем стремлении сохранить непрямые выборы президента и 13 апреля 1987 г. обнародовал «меры по защите Конституции». Оппозиция ответила созданием штаб-квартиры Движения граждан за завоевание демократической конституции (Минджу хонбоп чэнчхви кунмин ундон понбу) и организацией 26 июня 1987 г. мирных манифестаций, в которых приняли участие свыше 1 млн. человек по всей стране. Они требовали внести в Конституцию поправку о прямых выборах президента. Движение за демократизацию в июне 1987 г. отличалось от предшествующих движений тем, что в нем, наряду с оппозиционными политиками, участвовали и простые граждане. Правительство и правящая Демократическая партия справедливости, сознавая, что систему непрямых выборов вряд ли удастся сохранить, 29 июня опубликовали декларацию, в которой выражали согласие принять систему прямых выборов, причем представили дело так, будто бы инициатором этого шага является их кандидат в президенты Ро Дэу — ближайший сотрудник и помощник Чон Духвана, занимавший при нем ряд ключевых постов (министр внутренних дел и т.д.). Развернулась полномасштабная выборная кампания, в которой приняли участие четыре основных кандидата на пост президента: Ро Дэу из Партии демократической справедливости; Ким Ёнсам, который, поссорившись с настаивавшим на компромиссе с режимом Чона председателем партии Ли Мину, вышел из Демократической партий новой Кореи и создал 1 мая 1987 г. со своими приверженцами новую Демократическую партию за объединение (Тхоиияь минджудан) Ким Джонпхиль, позиционировавший себя как преемника Пак Чонхи и основавший Новую демократическую республиканскую партию (Син минджу конхвадан); и Ким Дэджун, основавший свою собственную Партию за мир и демократию (Пхёнхва минджудан). Силы оппозиции надеялись, что или Ким Дэджун, или Ким Ёнсам уступят один другому и выдвинут на выборы единую кандидатуру вместе, но они, в конечном счете, раскололись. В результате 13-х по счету президентских выборов 16 декабря 1987 г. президентом был избран Ро Дэу.

Военный режим Чон Духвана, пришедший к власти как преемник режима Пак Чонхи под лозунгом «создания справедливого общества» (чоный сахве кухён), стремился создать в обществе атмосферу «примирения»: добился проведения в Сеуле Олимпийских игр (1988), отменил обязательное ношение одинаковой для всех общенациональной школьной формы и прически для учеников средних и старших классов8; отменил действовавший с послевоенного (1953) времени постоянный комендантский час, создал Министерство спорта и профессиональную баскетбольную лигу. Тем не менее, режим Чона, унаследовавший авторитарные методы правления (полное пренебрежение к правам человека и полицейский режим всеобщей слежки, доносов, бессудных арестов и пыток) от Пак Чонхи и пришедший к власти путем жестокого подавления народного восстания в Кванджу, не имел и не мог иметь широкой социальной опоры. Другой проблемой этого диктаторского режима была коррупция: поскольку он пришел к власти недемократическим путем и средства массовой информации находились под контролем спецслужб, было очень трудно предупредить коррупцию среди власть имущих. Родственники руководящих лиц режима нередко оказывались замешанными в коррупционных скандалах. Один из них (в южнокорейской историографии его называют «инцидентом Чан Ёнджа— Ли Чхольхи», по имени участвовавшей в нем супружеской пары профессиональных аферистов) разразился в мае 1982 г. и был связан с присвоением финансовыми аферистами при помощи родственников жены Чон Духвана более 700 млрд. вон (около млрд. долларов по тогдашнему курсу). Однако их роль в этом деле была сокрыта, и дело кончилось арестом президента банка и еще 16 человек. Другой аналогичный случай — скандал с группой «Мёнсон» — произошел в августе 1983 г. Он завершился арестом 16 человек из числа работников банка и Министерства транспорта, оставив немало подозрений относительно вовлеченности в него родственников влиятельных лиц из правительства. Аудиторская проверка, проведенная в штаб-квартире Движения «за новую деревню» (Сэ маыль ундон), которое возглавлял Чон Гёнхван — младший брат Чон Духвана, обнаружила серьезные нарушения, но Чон Гёнхван был арестован лишь после отставки Чон Духвана с поста президента.

О том, насколько режим Чон Духвана был лишен массовой поддержки, свидетельствует тот факт, что этот правитель после выхода в отставку два года скрывался от народного гнева в отдаленном буддистском монастыре, делая вид, что он «приносит покаяние в грехах». И все же у него была своя социальная опора: в первую очередь, военные, особенно из Управления армейской безопасности (Куккун поан сарёнбу), которое сыграло решающую роль в создании и поддержании режима Чона, осуществляя чистки среди чиновников и объединяя средства массовой информации, чтобы держать их под своим контролем. Другой опорой Чон Духвана было Управление планирования национальной безопасности — УПНБ (Кукка анджон кихвекпу). Когда Чон пришел к власти, он переименовал КЦРУ в Управление планирования национальной безопасности и, на первый взгляд, существенно уменьшил его полномочия. Но УПНБ восстановило свое влияние при расследовании «антигосударственной деятельности» Ким Дэджуна (обвиненного чуть ли не в «подготовке вооруженного восстания») и впоследствии превратилось в центральный орган режима Чона во всех областях, собирая представителей других государственных агентств на совещания и руководя их деятельностью. Также при Чон Духване, по мере превращения страны в полицейское государство, существенно укрепилась жандармерия, игравшая основную роль в подавлении антиправительственных демонстраций. Партия демократической справедливости, ядром которой была группа военных из Управления армейской безопасности, не смогла добиться массовой поддержки граждан и ограничилась ролью «опричников» режима Чона.

За 7 лет чондухвановского правления массы постепенно становились политически активными и выходили на масштабную борьбу за свои права. Именно они заставили режим Чона отозвать «меры по защите Конституции 13 апреля», согласиться на прямые президентские выборы и, в конце концов, добились первой «мирной» передачи власти в истории Республики Корея.



1Эта организация образовалась в 1963 г. вокруг Чон Духвана и других офицеров Академии Сухопутных Войск. В нее входили офицеры 11-20 выпусков, всего более ста человек. Большинство их было, как и сам Чон Духван, выходцами из провинций Северная и Южная Кёнсан с сильно выраженным чувством региональной лояльности. Изначально целью организации было овладение командными позициями в войсках, чтобы обеспечить «льготное» продвижение по службе для своих членов и для выходцев из провинций Северная и Южная Кёнсан вообще. В ходе событий 1979-1980 гг. организация практически захватила государственную власть.
2На несколько дней, до 27 мая, город оказался в руках повстанцев, став своеобразной «коммуной». Повстанцы, возглавлявшиеся авторитетными оппозиционными лидерами, организовали отряды самообороны, приняли меры против возможных правонарушений (ни одна лавка не была разграблена за целую неделю в городе без официальной полиции!) и даже организовывали брифинги для иностранных журналистов. Требованием повстанцев была демократизация страны, но хунта Чон Духвана делала все возможное, чтобы представить их «подпольными коммунистами» и «северокорейскими агентами».
3По официальным данным, в ходе подавления восстания в Кванджу погиб 191 горожанин и ранено 852, но реально жертв было больше.
4Так, четыре центральные экономические газеты были «слиты» в две, в каждой провинции было оставлено лишь по одной ежедневной провинциальной газете, а остальные «слиты» с ней, а два общенациональных информационных агентства были объединены в одно, получившее название Ёнхап («Объединенное»). Все СМИ были поставлены под жесткий контроль спецслужб, имевших своих «полномочных представителей» в каждой редакции. Освещение внутренних и международных событий шло в соответствии с детальными директивами (чичхим) «сверху».
5Вначале налет на монастыри объяснялся «поиском скрывающихся среди монахов коммунистических элементов», а затем «борьбой с коррупцией в рядах монашества». В реальности хунту Чона разгневал отказ председателя ассамблеи ордена Чоге (крупнейшая буддистская организация Кореи) Сон Вольджу поставить свою подпись за выдвижение Чон Духвана в президенты. Насилием хунта надеялась запугать и вынудить к повиновению буддийские круги, влиятельные среди крестьян и городской бедноты. Подобных акций в отношении христиан не проводилось из-за опасений международных осложнений.
6В 1980 г. Ким Дэджун был приговорен к смертной казни за «антигосударственную деятельность» и «подготовку вооруженного восстания», затем отпущен, и ему было позволено уехать в США.
7Имелись в виду события 6-7 июня 1985 г., когда студентка Сеульского государственного университета Квон Инсук, арестованная за устройство на работу на фабрике под чужим именем с целью создания независимого профсоюза, была жестоко изнасилована в полицейском участке г. Пучхона под Сеулом. Изнасилования в отношении студенток-активисток были редкостью, но зачастую во время рутинных пыток, которым полиция подвергала практически всех арестованных радикалов, с девушек и женщин срывалась вся одежда, им наносились сексуальные оскорбления.
8Большинство школ сразу вслед за этим разработали свои собственные формы и приняли собственные внутренние правила о дозволенных ученикам стилях прически. Южнокорейские школы в своем большинстве продолжают придерживаться единообразия форменной одежды и стилей прически до сих пор.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии
e-mail: historylib@yandex.ru
X