Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Образовательная политика Американской военной администрации

Все политические партии, составлявшие фронт движения за национальное освобождение в колониальный период, выступали за создание в Корее после освобождения системы обязательного бесплатного образования. Строя планы на будущее, Партия корейской независимости (Хангук тонниптан), основываясь на «принципе трех равенств» (равенство политических, экономических и образовательных возможностей), приняла резолюцию о том, что «государство примет на себя все расходы на народное образование всех видов», а Революционная партия корейской нации (Чосон минджок хёнмёндан) объявила в своей политической программе, что «расходы на обязательное и профессиональное образование будут покрываться государством». Союз корейской независимости (Чосон тоннип тонмэн) также отстаивал идею создания «системы народного обязательного образования за госсчет». Подобный подход к политике в области образования нашел отражение и в «Программе строительства государства» Шанхайского временного правительства, где говорилось: «Расходы на разного вида образование граждан неизменно и во всех случаях будет нести государство. Оно провозгласит независимость, демократию и солидарность главными принципами образования и издаст новые учебники».

Если обратиться к прошлому, то на протяжении всего периода Чосон образование было привилегией в основном правящего сословия янбанов. После открытия страны внешнему миру в 1876 г. возможности для его получения простолюдинами стали возрастать, как и число образовательных учреждений в стране. Однако в колониальный период образование для корейцев было сведено в значительной мере к профессиональному обучению низкоквалифицированных рабочих — в русле японской политики, направленной на ограничение доступа коренных жителей колонии к образованию.

По этой причине и правые, и левые представители фронта движения за национальное освобождение были единодушны в стремлении изменить японскую образовательную систему. Все они приняли программы, где отстаивалась необходимость создания системы обязательного образования с целью обеспечения равного для всех доступа к образованию и повышения образовательного уровня народа. Но после освобождения в Южной Корее в период правления АВА образовательные проекты фронта национального освобождения не были в полной мере реализованы.

Оккупировав Корею к югу от 38-й параллели и создав там военную администрацию, американцы первым делом приняли на себя руководство существовавшим при японском генерал-губернаторстве Образовательным управлением (Ханмугук) и преобразовали его в Министерство образования (Мунгёбу). 16 сентября 1945 г. они создали Корейский комитет по образованию (Хангук кёюк вивонхве), куда вошло 7 (позже — 10) человек (с консультативными функциями) и издали приказы об открытии начальных (24 сентября) и средних (28 сентября) школ. В ноябре 1945 г. АВА учредила возглавляемый известным националистическим журналистом и историком Ан Джэхоном и состоявший из десяти подкомитетов Консультативный совет по образованию (Кёюк си-мыйхве) и провозгласила главной задачей системы образования «воспитание совершенного и патриотичного гражданина национального государства в соответствии с идеалом “принесения широкой пользы всем людям мира” (хоньик инган), заложенным в идеях основателя корейской нации Тангу на». Некоторые в тот период критиковали использование в государственных актах заимствованного из мифологии и научно не объяснимого понятия, которое весьма напоминало мифологему «восьми углов под одной крышей» (объединения мира под властью «божественной» Японии), пропагандировавшуюся японскими империалистами в колониальный период.

Консультативный совет по образованию аннулировал созданную японцами систему элементарных и временных сельских учебных заведений и создал новую, предусматривавшую 6 лет обучения в начальной школе (кунмин хакке), 6 лет — в средней школе (чундын хаккё) и 4 года — в университете. Обучение в средней школе было подразделено на две трехлетние ступени: среднюю школу начальной ступени (чхогып чунхаккё) и среднюю школу высшей ступени (когып чунхаккё), то есть была принята американская система: 6 — 3 — 3 — 4.

Незадолго до своего ухода, 12 августа 1948 г., АВА издала Приказ о создании районных советов по образованию (Кёюк кухве солъчхи помнён) для руководства школами на местах. Были предприняты шаги, чтобы избавиться от наследия колониального периода (авторитаризма, подавления индивидуальности и нудной зубрежки учебных текстов), но достигнутый прогресс был невелик, так как не хватало кадров квалифицированных учителей и подходящих учебных материалов.

В период правления АВА планы по созданию оплачиваемого государством обязательного образования, разработанные в колониальный период фронтом движения за национальное освобождение, реализовать не удалось, но число учебных заведений и учащихся существенно возросло. Если взять начальное образование, то в августе 1945 г. в стране существовали 2834 элементарные школы, где обучалось 1 366 024 человека. Три года спустя, когда к власти пришел Ли Сынман, число школ составляло уже 3443, а количество их учеников возросло до 2 426 115. В тот же период число средних школ увеличилось со 165 до 564, а число их учеников — со 133 857 до 756 700 человек. Что касается высшего образования, то число университетов и колледжей увеличилось с 19 до 31, а число их студентов — с 7819 до 24 000 человек. Рост материальной базы образования, особенно среднего и высшего, очень существенно отставал от роста числа учащихся, который был тем более велик, что в колониальное время доступ к среднему и высшему образованию для корейцев был чрезвычайно затруднен. Оборотной стороной этого роста стало снижение качества образования.

Резкое увеличение числа учащихся на фоне быстрых социальных изменений в стране породил немалые проблемы в сфере образования. Во-первых, крайне не хватало учителей. Даже если бы удалось мобилизовать всех, кто работал учителями в колониальный период, это было бы значительно меньше того, что требовалось. Кроме того, была необходима переподготовка учителей, работавших в сфере образования в колониальный период, но она осуществлена не была, и учителя продолжали по старинке работать на своих местах. Раскол общества на правых и левых вверг учебные заведения в хаос; учащиеся во многих местах бунтовали, требуя настоящей демократизации образования. Бойкоты занятий проходили в школах всех уровней по всей стране.

В качестве характерного примера можно привести движение против плана создания национального университета. 19 июня 1946 г. созданное при АВА Министерство образования, ссылаясь на финансовые причины и необходимость лучшего использования имеющихся человеческих и материальных ресурсов, объявила о своем решении «распустить все высшие учебные заведения в Сеуле и его окрестностях и создать новый огромный университет на основе новых идеалов, с новой структурой и представляющий науку и образование всей страны». Против этого плана немедленно выступило Объединение преподавателей специальных и высших учебных заведений (Чонмун — тэхак кёсу танён хапхве). Оно было обеспокоено тем, что созданный для создания нового университета совет состоял исключительно из чиновников Министерства образования, и опасались, что засилье чиновников приведет в дальнейшем к утрате автономии образования, установлению над ним диктаторского чиновничьего контроля и к ослаблению не имевших политического влияния технических школ и вузов: естественнонаучного факультета Кёнсонского университета и других учебных заведений, готовивших инженеров, специалистов по естественным наукам и горному делу.

Объединение преподавателей предлагало расширить Кёнсонский университет (бывший Императорский университет Кэйдзё1), сохранив особенности составлявших его факультетов. Студенческая оппозиция предложению Министерства образования (ее возглавляли левые) приняла форму бойкота занятий в тех учебных заведениях, которые предполагалось объединить в Кёнсонский университет.

Когда Министерство образования объявило перерыв в занятиях Кёнсонского университета и временно отстранило от занятий участвовавших в бойкотах студентов, выступавшие против плана создания национального университета профессора покинули стены своих вузов, а бойкот занятий распространился на более чем четыреста учебных заведений по всей стране. 22 августа 1946 г. был создан Сеульский национальный университет, и бойкот занятий постепенно сошел на нет. Движение против создания национального университета было самым серьезным выступлением вузовской среды, с которой пришлось столкнуться американской военной администрации. Оно возникло в знак протеста против одностороннего подхода к данному вопросу Министерства образования. Другой его причиной стало широко распространенное убеждение, что закрытие уже существующих школ используется администрацией как средство избавиться от преподавателей левых убеждений.



1Кэйдзё — японское название Сеула, который до 1945 г. назывался по-корейски Кёнсон. С 1945 г. официальное название — Сеул.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.

Майкл Лёве.
Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Коллектив авторов.
История Вьетнама

Леонид Васильев.
Проблемы генезиса китайского государства

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии
e-mail: historylib@yandex.ru
X