Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Образовательная политика режима Ли Сынмана

Статья 16-я конституции, по которой Ли Сынман пришел к власти, гласила, что «все граждане имеют равные права на образование» и что «государство обеспечивает, в минимальном необходимом размере, бесплатное обязательное начальное школьное образование». Это означало, что бесплатным и обязательным объявлялось только начальное образование. В первый год пребывания у власти Ли Сынмана, в 1948 г., расходы на образование составили 8,9% бюджета, и 69,4% этих средств были использованы на финансирование обязательного начального образования. В бюджете на 1949 г. доля на образование возросла до 11,4%, 71,6% которых были использованы на обязательное начальное образование. Но при этом из бюджета оплачивались лишь 30% стоимости образования, а 70% должны были вносить родители в виде «взносов на поддержку школ и учителей». Эти взносы были упразднены только через 14 лет после создания первого национального правительства — в 1962 г.

31 декабря 1949 г. был принят Новый закон об образовании (Син кёюк поп). В нем сохранилось утвержденное еще в период правления АВА положение о “достижении идеала принесения широкой пользы всем людям мира» как главной цели образования и добавился тезис о «служении единой нации» (ильминджуый), как идеале «демократического национального образования». Новый закон объявлял о создании «отрядов учащихся по защите государства» (хакто хогуктан) для военной подготовки учащихся старших классов школ и студентов.

Несмотря на то, что режим Ли Сынмана на словах выступал за демократическое образование, по сути своей он был диктаторский, и политика его в области образования вызывала большую озабоченность у многих, которые считали объявленный им тезис о «служении единой нации» фашистским, а «отряды учащихся по защите государства» — аналогией «Гитлерюгенда» в фашистской Германии. Высказывались опасения, что режим навязывает свою идеологию учащимся и осуществляет в образовании централизаторскую политику. Со временем тезис о «служении единой нации» исчез из официальной идеологии, но «отряды учащихся по защите государства» сохранились до Апрельской революции 1960 г.

С первых дней у власти режим Ли Сынмана проводил в области образования политику по сплочению народа под лозунгом антикоммунизма, основными принципами которой были объявлены «демократическое националистическое образование», «народное единомыслие» (кунмин сасаный квииль), «антикоммунистический дух» и «один человек — одна специальность». В годы Корейской войны был объявлен еще один принцип — «образование во имя национальной обороны» (кукпан кёюк), и антикоммунистическая направленность образовательной политики еще более усилилась. В феврале 1951 г. администрация Ли Сынмана обнародовала «Положения об особых мерах в области образования в условиях войны», где определила три основные составляющие образования в военный период: «образование в области морали» (тоый кёюк), техническое образование и «образование во имя национальной обороны», — и подчеркнула, что главными задачами образования в это момент являются «воспитание веры в непременную победу над коммунизмом, разъяснение в нужном направлении ситуации на фронте и вопросов, связанных с международной безопасностью, и руководство повседневной жизнью».

Также при Ли Сынмане в 1951 г. была осуществлена реформа школьного образования: 6-летняя средняя школа была разделена на трехлетнюю среднюю школу (чунхаккё) и трехлетнюю среднюю школу повышенной ступени (кодын хаккё). Та же система, с некоторыми незначительными изменениями, существует в Южной Корее и по сей день. Эти меры были осуществлены вопреки мнению оппозиции, считавшей, что новая система лишь добавит к нагрузке школьников новые вступительные экзамены — для поступления из средней в среднюю школу повышенной ступени, что это заставит школы концентрировать усилия на подготовке учащихся к экзаменам и удвоит ложащееся на родителей финансовое бремя.

Хотя Закон о новом образовании заложил законодательную основу для создания системы самоуправляемого образования на местах, его реальное осуществление было отложено в связи с Корейской войной, и лишь в июне 1952 г. в городах и образовательных округах к югу от Хангана, т.е. в более удаленных от фронта местностях, были созданы комитеты по образованию. Образовательные округа территориально совпадали с уездами. Руководившие ими комитеты по образованию находились под контролем губернаторов провинций, министров образования и внутренних дел и состояли из руководителей уездов и выборных представителей уездов и волостей. Возглавляли их районные администраторы, выдвинутые на должность окружными комитетами, но их кандидатуры должны были быть одобрены губернатором провинции и министром образования и окончательно утверждались президентом.

Городские комитеты по образованию состояли из 10 назначенных мэрами и городскими советами лиц и суперинтенданта. Комитеты по образованию провинциального уровня состояли из представителей комитетов по образованию всех входящих в провинцию районов и городов (по одному человеку) и трех назначенных губернатором лиц, но реальная исполнительная власть в области образования находилась в руках руководителей отделов образования и социальных вопросов провинциальной администрации, а комитеты по образованию выступали как совещательные органы.

Целью создания самоуправляемой местной системы образования была его демократизация, которая предполагала децентрализацию его управления и переход под местный контроль, отделение его от обычной государственной администрации, постановку под управление профессионалов и избавление от бюрократического контроля. Однако попытки создания такой системы образования при Ли Сынмане привели к компромиссу, в результате которого образование оказалось одновременно и под центральным, и под местным контролем, а также и под бюрократическим, и под общественным контролем, а попытки исключить непрофессиональное вмешательство в управление образованием провалились. В то время как городские комитеты по образованию осуществляли реальный административный контроль, провинциальные и центральный комитеты по образованию не могли в полной мере выполнять свою функцию даже как совещательных органов. Не были ясны и прерогативы уездных комитетов по образованию, являвшихся принимавшими решения органами, но лишь формально. Кроме того, самоуправляемой системе образования крайне не хватало финансовой поддержки. Все эти проблемы были препятствием к осуществлению децентрализации образования и освобождения его от бюрократического контроля.

Хотя провозглашенное конституцией обязательное бесплатное школьное образование последовательно осуществить не удалось, усилия для полной реализации политики обязательного образования постоянно прилагались, и государственный бюджет на образование также неуклонно рос. К 1960 г. бюджет Министерства образования составил 15,2% общего национального бюджета, и 80,9% этих средств были направлены на покрытие расходов по обязательному бесплатному образованию. Существенно выросли и масштабы образования. В 1945-1960 гг. число начальных школ возросло на 62,3% (с 2834 до 4602), а количество учащихся в них увеличилось в 2,6 раза (с 1 366 024 до 3 597 627). Число средних школ возросло с 97 до 1053, то есть почти в 11 раз.

Если же сосчитать средние школы повышенной ступени, то их общее число (существовали гуманитарные и реальные средние школы высшей ступени) выросло с 224 в 1945 г. (учитываются все учреждения предвузовского среднего образования, существовавшие на тот момент) до 640 в 1960 г., то есть почти в 3 раза, а число обучающейся в них молодежи увеличилось с 84 363 до 263 563 человек, то есть в 3,1 раза. В тот же период число университетов выросло в 3,3 раза (с 19 до 63), а число студентов — в 12 раз (с 7819 до 97 819).



Рис. 44. Школьная линейка в школе под Сеулом, 1950-е гг. В южнокорейских школах продолжала практиковаться военная дисциплина, мало отличавшаяся от порядков начала 1940-х гг., когда японские колонизаторы мобилизовывали корейцев на войну против США и Китая и использовали школьное образование прежде всего как средство допризывной подготовки будущих солдат.


Главными причинами роста системы образования был взрыв интереса к образованию после многих лет ограничений на него в колониальный период, осуществление в период после освобождения «политики открытого образования», направленной на удовлетворение растущего спроса, рост населения школьного возраста, отказ от прививавшегося в колониальный период мнения, что университетское образование предназначено только для правящего сословия и буржуазии, отсрочка от армии для студентов во время и после Корейской войны, трудности трудоустройства — особенно для тех, кто имел лишь школьное образование. Однако темпы роста числа студентов значительно превышали темпы роста числа школ. Результатом стало снижение качества образования, особенно высшего.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Коллектив авторов.
История Вьетнама

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X